Я иду по конференции

 

ГЛОБАЛЬНОЕ ВДОХНОВЕНИЕ

(Я иду по конференции)

30 по 7 июля 2000 года в Подмосковье прошла конференция «Глобальное Вдохновение». В ней участвовали лидеры многих духовных школ и традиций, ведущие семинаров разных направлений и около сотни любителей личностного роста.

Из этой статьи, вы можете узнать о том, как возникло это событие, каким оно было, и почувствовать его вкус от инициатора и организатора конференции - У Дзару Тиги.

Глобальное Вдохновение 97г, Австрия.

Июнь 97года, я приезжаю в Москву утренним поездом, сажусь в самолет и лечу в Австрию. Я лечу туда, чтобы участвовать в конференции Международного Фонда Дыхательных Психотехник (International Breathwork Foundation). Рядом со мной спит Сергей Всехсвятский на фирменной самолетной подушке, купленной перед этим в Шереметьево-2. Перед полетом он сводил меня в ирланский паб в Duty Free и угостил Гиннесом, рассказывая, что раньше, всегда, когда он уезжал за границу, Гиннес здесь, в этом пабе был маркером границы для него – он продавался только здесь, а теперь Гиннес уже продают в каждой забегаловке, и он перестал быть знаком границы. В Вене, в аэропорту нас встречают несколько человек с табличкой GIC (Global Inspiration Conference) и на маленьком микроавтобусе мы едем в место называемое Кирчберг. Там очень много разного народу, все говорят по-английски или по-немецки и я первый раз в такой толпе иностранцев. Вскоре четвертая конференция «Глобальное Вдохновение» открывается, и представители каждой страны по очереди выходят в круг и рассказывают о себе. Я чувствую себя очень робко и понимаю 1/5 от всего, что говорится. Но стараюсь активно участвовать во всех процессах.

98г. Франция.

Проходит год, за этот год я становлюсь национальным координатором IBF(Международный Фонд Дыхательных Психотехник), поскольку Сергей передает мне эту должность. Я формирую группу участников конференции «Глобальное Вдохновение»: нас уже пятеро из России и двое из Украины. Я прилетаю в Париж, меня встречает Клер, французская ребеферша, с которой мы познакомились в Австрии, и везет на машине через всю Францию в Монтепелье, а точнее в «аму де литваль», туда, где будет проходить конференция «Глобальное Вдохновение 98». Я приезжаю на день раньше и первое, что я делаю - отправляюсь автостопом на пляж. Мне ужасно везет – первая же машина довозит меня прямо до пляжа. На открытии конференции, я чувствую себя уже легко и по-свойски, много знакомых людей, и говорить неправильно я уже не боюсь. Сергей уступает мне право представиться первой, как национальному координатору и я говорю, I am typical Russian ( при этом на мне одеты полосатые лосины, я побрита налысо и в полосатой шапочке, в которую воткнуто желтое перо) делаю паузу, все смеются, и после паузы добавляю – Мастер Игры. После этого даже те, кто не знал меня, узнают легко. Французская конференция идет бурно. Активно обсуждается структура IBF, принципы и правила, я участвую в обсуждениях. Первый раз в жизни читаю лекцию на английском. О матрице 7х7. И еще веду бурнейшую пропаганду за Глобальное Вдохновение 2000 в России. Это была моя идея организовать конференцию через два года в России, и я продвигаю эту идею, через плакаты, разговоры, вербовку голосов. Наконец, наступает предпоследний день, скоро будет голосование о том, где будет конференция 2000 года. Я в напряжении, очень хочу, чтобы выиграла Россия. И вот голосование, И…… - Россия победила, я вскакиваю со своего места и прыгаю, меня все поздравляют. Счастье мое вскоре омрачается нападками Сергея, но я не сдаюсь и настаиваю на том, что я организатор конференции. Назад в Париж меня привозит семья французов - ребеферов. Я успокаиваюсь и высыпаюсь у них дома. И вскоре улетаю домой с победой!

Дальше разборки с Сергеем на конференции МАСД, закончились договором, о том, что я организатор, а он консультант.

99г. Испания.

Проходит год, и мы уже втроем ( я, Гена и Илья Катковник) едем в Испанию. Ген Ши делает там доклад дня. Илья проводит воркшопы по ночам. Я возглавляю одну из групп по подготовке предложений по теме «IBF vision». Мы активно рассказываем о России, и еще пытаемся объяснить свою позицию о том, как должна выглядеть «сеть друзей» - то, как именует себя IBF. Администрации IBF явно не нравится наше свободолюбие и вообще в Россию они бояться ехать. Но народ скупает у нас лапти и выясняет, чем отличается Москва от Питера. Назад мы возвращаемся усталые, но довольные. Через неделю на конференции МАСД в Москве Ямини передает мне символ конференции «Глобальное Вдохновение 2000» - звучащую чашу.

Первое августа 1999 года. Ко мне домой приходит Сергей и говорит, что, по его мнению, я не смогу организовать конференцию. Он признается в том, что у меня за спиной написал об этом Джуди, президенту IBF. Я в отчаянии. Разбиваю машину, метаюсь, тренируюсь таеквондо, чтобы побить Всехсвятского, пишу Сергею и в IBF пытаясь восстановить справедливость. Поездка в Голландию на тренинг фасилитаторов игры кое-как восстанавливает мое состояние. В сентябре я еду в Москву на разборки. Устраиваю процесс на сережкином семинаре, звоню одновременно в налоговую инспекцию, КГБ, ФСБ, и отдел занимающийся сектанством. В середине сентября администрация IBF решает отменить конференцию в России, хотя в установочных документах написано, что это, возможно, сделать за год вперед и только на самой предыдущей конференции. Я настаиваю на незаконности этого решения и продолжаю борьбу. Я дышу, пишу письма, формирую орг.комитет, делаю буклеты и сайты и снова дышу. Дыхание помогло мне пройти через все это. А точнее дыхательные психотехники. И, несмотря на то, что IBF собирается проводить конференцию в Италии, я активно организую Глобальное Вдохновение в России, в согласованные ранее сроки. В апреле орг.взнос сдает первый человек. Потом второй, третий. И вот уже июнь и в июне на меня обрушивается шквал звонков и писем, особенно из заграницы, желающих участвовать в конференции: из Англии, Бразилии, Австралии, Мексики и бог знает откуда. Я отвечаю на звонки и письма, отвожу на базу журналы, скапливаю принтеры и компьютеры в Москве, формирую программу и тренирую волонтеров, которые размножаются с бешеной силой. 29-го июня мы приезжаем в Раково, место в Подмосковье, которое мы выбрали для конференции, и она начинается.

ГЛОБАЛЬНОЕ ВДОХНОВЕНИЕ 2000

И вот, я иду по конференции и встречаю Майкла Лайтвайтера, который приехал в Россию первый раз и я говорю ему: «Хелло Майкл, welcome to Russia, how was your trip?» Он говорит мне, - да, меня встретили хорошо, ребята, которые встречали, были очень любезны и даже говорили по-английски. Я иду по конференции дальше и встречаю Дена Брюле и я говорю ему «Хелло, Ден». «Хелло» - отвечает он мне.

На церемонии открытия, я смотрю на лица людей, которые приехали, я узнаю некоторых из них, и все еще в глубине души удивляюсь, что это происходит, что они приехали, что конференция, несмотря на все, что случилось до того, сейчас начнется. И звучит ЧАША, точнее мы вместе с ней звучим. К сцене выходят лидеры, они много и долго говорят о себе, я повторяю их слова по-английски, приезжает Табита Шаттер, швейцарская теточка-психотерапевт-биоэнергетик, которая была в Австрии, и долго-долго рассказывает о себе. Наконец мы с Ильей начинаем переводить ее вдвоем, она смущается и заканчивает. Сильная волна усталости накатывает на меня.

Я иду по конференции, я захожу в зал «Зодиак» и попадаю на воркшоп. Вдруг, оказывается, что это мой воркшоп, и это первый воркшоп первого дня конференции. Я рассказываю о дыхательных психотехниках, об их создателях, о формате дыхания, о IBF и о МАСД, а люди все приходят и приходят. Я укладываю их штабелями, потом ставлю в родовой канал, потом образуется еще один второй родовой канал, и два родовых канала начинают рожать участников конференции. Вот приходит Табита, она говорит: «я уже час хожу по этажам в поисках дыхательного воркшопа», и она тоже залезает в родовой канал, и тут я вспоминаю, что тема конференции «от Рождения к Возрождению». Вот начинается процесс, все дышат, кричат, двигаются, а мы с Ильей охраняем иностранцев от самых буйных. Глаза у Ильи вдруг становятся надышенными, надышенными, и понимаю, что он попал в процесс. На нас постепенно надвигается ужин, и я сворачиваю процесс в пользу ужина и вечернего Дена.

Я иду по конференции и захожу на процесс к Дену, он говорит о себе, о дыхании, о мастерстве. Народ спит и слушает, спит и слушает, дышит, спит и слушает. Потом выходит и говорит – а круто было!

Я иду по конференции и вдруг слышу вопли, доносящиеся из одной аудитории - Лена Бабенко пытается снимать на видео «спящую собаку». Бенджи возражает. Наконец-то начались скандалы.

Я иду по конференции, уже два часа ночи, и я встречаю трех человек, которые исступленно стучатся в аудиторию и умоляют пустить их. В чем дело спрашиваю я? Мы тоже хотим играть - говорят они. В этой аудитории проходит игратека.

Я иду по конференции и прихожу на Форум, там, Игорь Николаевич Калинаускас возмущается правилами Форума, то, уходя, то, возвращаясь, пытается повлиять на правила и поменять их внутри процесса. Но на хранителя правил это не действует. И Форум продолжается уже без Игоря. Люди говорят о себе, о том, что их волнует, о том, как прошел день сегодня. О том, что они расстроились оттого, что Игорь Николаевич ушел с Форума.

И я иду дальше, и вот уже Френк Карделл возмущается правилами Форума. А теперь Андрюша держит вверх резиновую дубину (знак нарушения правил), показывая, что Френк нарушает правила. Френк начав с того, что ему очень нравится на конференции, заканчивает тем, что так нельзя. Андрюша медленно сдается под напором Френка, и тогда Андрей из Минска начинает рекламу своих тренингов и нарывается на звон колокольчика, показывающего, что он нарушает правила. Наконец осознание настигает Андрюшу и он проводит параллели с жизнью и рассказывает нам, что, однажды сделав одну поблажку своим подчиненным, он сделал вторую, третью и процесс, в конце концов, вышел из под контроля именно так, как сейчас. И я понимаю вот это то, для чего конференция была организована. Френк убегает, Андрей из Минска замолкает. А идея Форума распространяется дальше.

И я иду дальше и вот Форум идет без правил, только это уже не совсем Форум - там Пинт тискает девчонок из Нижнего Новгорода, а лапинский тантрист признается мне в любви.

Я иду по конференции и встречаю Володю Волкова, мы пьем чай и он рассказывает о конференции МАСД и о том, как команда ревнует ко мне и к нам, я вспоминаю, как Ира Степук ругала меня за съеденные бутерброды и у меня на душе становится спокойно и легко.

И вот мы уже пьем вино с гостями из ZEGGа (коммуна в Германии) и Даманура (коммуна в Италии), я перевожу вопросы о том как там жизнь и как они диагностируют свой духовный рост. Наконец-то иностранцы расслабляются, и с ними становится легко и спокойно.

Я иду по конференции и встречаю Таню, которая говорит – они зовут тебя. Я спрашиваю Таню – зачем? Таня говорит невнятно – ну как ты же человек такой талантливый и т.д. Я прибегаю к своим, и говорю – они зовут меня, наверно будут ругать – может мне не идти? Не волнуйся, говорят мне, иди. Я иду. Ровнер поит меня водкой. Мне не удобно отказываться. Потом начинает давать мне советы. Я креплюсь.

Я иду по конференции и встречаю Андрея Стеганцева, который возвращается с очередного скандала с работниками базы отдыха, он очень доволен, что достиг очередного успеха, снова вернув работников базы к нашему договору. За Андрюшей тянется толпа женщин, возглавляемая Соглиолой из Даманура и завершаемая девочками, приехавшими поступать в институт туризма, находящийся где-то неподалеку.

И я поднимаюсь на пятый этаж, чтобы найти Илью, и в холле встречаю спящего молодого хиппи с длинными, грязными уже свалявшимися волосами в шляпе из бамбука, который играет на флейте. У комнаты, где живет Илья еще шестеро золотовсконьюэйджевских хиппи спят и пьют чай одновременно, проходя между их голов, я все-таки прорываюсь к Илье в комнату и обнаруживаю там еще семерых индейцев, Ильи нет – он ушел уговаривать всех переводчиков переводить Табиту завтра утром.

Я иду по конференции и захожу к Игорю Николаевичу, и я начинаю беседу и сильное чувство, что это уже было когда-то со мной охватывает меня, и я вижу себя на кровати у Бориса Евгеньевича, и в тренерской комнате на семинаре МАСД, и Всехсвятский, он же Золотов, он же Калинаускас, он же суфий-гурджиевец Володя Степанов объясняет мне, как надо жить, говоря как бы не со мной, а с самим собой. Я пытаюсь высказать свою точку зрения, задать вопрос, или просто уточнить контекст, но вдруг обнаруживаю, что разговариваю со стенкой, образованной женщинами. Ира Степук, Ева Весельницкая, Галина Шибаева, Любаня, Наташка сливаются в одно лицо, и я иду по конференции.

Я иду по конференции и прихожу в «Точку сборки» - там царит веселье. Майкл танцует с переводчицей Дашей, Андрюша с Соглиолой, а Бирке радостно смотрит на все это и пьет коктейль. Тут меня настигает Френк - ему срочно нужно взять лекарство из моего номера. Я обнаруживаю, что потеряла свои ключи и начинаю их искать, то спрашивая «Где мои ключи?», то заглядывая в разные щелки, то проверяя те ключи, которые люди держат в руках, и вот в этот процесс постепенно вовлекаются разные люди, нас все больше и больше и мы ищем ключи. Френк взирает на все это недоуменно и уже начинает нервничать. В конце концов, хозяйка бара признается, что ключи лежат под ковриком у двери, и мы идем с Фрэнком за лекарством.

Я иду по конференции и встречаю Юру Рыжова вписывающего в расписание медитацию «Ему надо идти», я легко журю его за самоволие, и вписываю его медитацию в оставшееся от Ровнера, Щербакова и Пинта свободное место.

Я иду по конференции и вдруг понимаю, что же отличает нашу Школу от всех других школ.

И вот я оказываюсь в бане с Табитой, собираюсь со смелостью и задаю ей вопрос – «Табита - а что ты расскажешь, когда приедешь домой?» Я расскажу, говорит Табита – о том, что перевод был организован плохо, о том, что меня не очень ценили, но самое главное, что мне удалось понять и принять то, что здесь было. Вчера я расстроилась, когда никто не пришел на мой воркшоп, но потом три человека пришли, и мы пошли на улицу и мне очень понравилось заниматься с этими людьми. И тут сухая полусумашедшая старушка, которой я боялась до того, к которой почти никто не приходил на воркшопы, даже Всехсвятский еще в Австрии сказал мне - лучше не подходи к ней, трансформируется в моем сознании в человечное существо, к которому я до сих пор питаю нежные чувства. Ради этого стоило столько мучиться, организовывая конференцию.

Я иду по конференции и моя сила, вложенная в двухгодичный процесс организации, постепенно возвращается ко мне сначала чуть-чуть, незаметно и вот все больше и больше и больше и я иду по конференции........................

Сухой остаток: С 30го по 7 июля 2000 года в Подмосковье прошла конференция «Глобальное Вдохновение». В ней участвовало около сотни человек, два десятка ведущих, несколько Мастеров. На конференции проходили семинары, тренинги, самые разные тусовки, в которых нашлось место всем от левых хиппи до официальных лидеров. Для меня самым интересным на конференции был Форум. Пространство, место открытого общения, где каждый мог рассказать о себе, о том, что происходило с ним за этот день или это время. Меня сильно поразило, как такая простая практика с тремя весьма стандартными правилами (Говори от себя, Говори о себе, Будь лаконичен) пробудила в людях огромные эмоциональные переживания, стала лакмусовой бумажкой легко выявляющей Мастера (который при любых правилах может, не нарушая их, транслировать свое дело) и лидера, человека, который просто имеет жесткие убеждения и может их транслировать только тогда, когда является формальным лидером. Почти каждый раз, а Форум проходил каждый вечер, происходил скандал, когда один из лидеров, придя первый раз, начинал, как обычно вещать с позиции главного, и при этом забывая простые правила Форума. Когда ему напоминали об этом он начинал сердится, воспалятся и либо убегал либо мрачно досиживал, либо усиливал импульс стараясь перетащить Форум на свою сторону. Форум, таким образом, стал ещё и открытием.

У Дзару ТИГИ

осень 2000 года

Автор: