Холотропное Дыхание из новой книги Станислава и Кристины Гроф Ч.2

 

3. Воздействие на характер, мировоззрение, жизненную стратегию и иерархию ценностей

Помимо эмоционального, психосоматического и физического исцеления, за прошедшие годы мы также наблюдали глубокие личностные изменения у многих людей, занимающихся серьезным систематическим самоисследованием с использованием Холотропного Дыхания.

Некоторые из них происходили в связи с повторным переживанием различных эмоциональных и физических травм в период после рождения, а также в результате корректирующих переживаний в межличностных отношениях. Однако, самые радикальные изменения, по видимому, связаны с перинатальными и трансперсональными переживаниями.

В процессе систематического самоисследования с использованием холотропных состояний сознания мы рано или поздно приходим к осознанию того, что наши глубочайшие потребности имеют не материальную, а духовную природу. Коль скоро мы достигли удовлетворения основных биологических потребностей (пища, кров, секс и безопасность), погоня за мирскими целями, сама по себе, не способна приносить нам чувства удовлетворения, душевного спокойствия и счастья. Когда процесс само-открытия сосредоточивается на биографическом уровне, многие люди осознают, что в определенных областях их жизнь была неподлинной из-за различных травмирующих переживаний, которые у них были в родительской семье и в последующей жизни.

Например, проблемы с  родительской властью могут вести к сходным затруднениям в отношениях с учителями, работодателями, полицейскими, офицерами в армии, а также политическими или научными авторитетами. Точно так же, наше поведение в сексуальных взаимоотношениях отражает то, как относились друг к другу наши родители, как образцы мужской и женской ролей, и то, как они эмоционально относились к нам и нашим братьям и сестрам. Жестокие, отвергающие или, напротив, чрезмерно защищающие родители, либо родители, нарушающие сексуальные границы своих детей, оказывают разрушительное воздействие на взрослую жизнь своего потомства.

Они играют важную роль в развитии повторяющих дисфункциональных паттернов в сексуальных отношениях их сыновей или дочерей. Сходным образом, проблемы соперничества и ревности между детьми и их конкуренции за внимание родителей, как правило, снова проявляются во взрослой жизни в отношениях с одноклассниками, сослуживцами и другими членами своего круга.

Когда процесс эмпирического самоисследования достигает перинатального уровня, мы обычно обнаруживаем, что наша жизнь была неподлинной не только в тех или иных конкретных областях, но и в целом.

К своему удивлению мы узнаем, что вся наша жизненная стратегия была ошибочной и направленной не в ту сторону, а потому не способной приносить нам подлинное удовлетворение. Мы осознаем, что многие из наших действий мотивировались страхом смерти и другими стихийными бессознательными силами, связанными с биологическим рождением. Мы выжили в этом апокалиптическом событии в самом начале своей жизни, но мы его эмоционально не проработали и не интегрировали. Мы до сих пор в глубине своего бессознательного чувство жертвы, оказавшейся в ловушке, которая угрожает ей уничтожением. Мы завершили жуткий процесс рождения анатомически, но не эмоционально. Как будто важная часть нас все еще находится в плену родового канала. И борется, чтобы освободиться из его тисков.

Когда наше поле сознания испытывает сильное влияние скрытой в глубине памяти о нахождении в ловушке и борьбе, которые мы переживали при рождении, оно вызывает чувство дискомфорта и неудовлетворенности нашей теперешней ситуацией. Это недовольство может сосредоточиваться на широком спектре тем – неудовлетворительной физической внешности, недостатке средств и материального имущества, недостатке власти и славы, низком общественном положении и ограниченной сфере влияния и т.д. Подобно плоду, стиснутому в родовом канале, мы испытываем сильное побуждение достичь более удовлетворяющей ситуации, которая лежит где-то в будущем.

Каковы бы ни были наши теперешние обстоятельства, мы не находим их удовлетворительными.

Наша фантазия продолжает создавать образы будущих ситуаций, которые кажутся нам более удовлетворяющими, чем теперешняя. Нам кажется, что пока мы не достигнем этих целей, жизнь будет еще «не настоящей» -- всего лишь подготовкой к лучшему будущему. Это ведет к образу жизни, который участники наших семинаров и тренинга описывали как порочный круг существования или жизнь в беличьем колесе. Последний термин вызывает в уме образ белки, которая с великим усердием бежит внутри вращающегося колеса, никуда не прибегая. Экзистенциалисты говорят об «самопроецировании» в будущее – стратегии, составляющей основное заблуждение человеческой жизни. Это, в сущности, стратегия поражения, так как она в принципе не способна приносить осуществление и удовлетворение, которых от нее ожидают. С этой точки зрения не имеет большого значения, добивается ли она успеха в достижении материальных целей. По словам Джозефа Кэмпбелла, это означает «добраться до верха лестницы и обнаружить, что она приставлена не к той стене».

Когда цель не достигается, продолжающуюся неудовлетворенность связывают с тем фактом, что нам не удалось осуществить корректирующие меры, которые бы ее рассеяли.

Однако, если мы преуспели в достижении цели своего устремления, это, как правило, не оказывает большого влияния на наши основные чувства в отношении жизни. На них сильнее влияет ситуация в нашей бессознательной психике, нежели наши достижения во внешнем мире. В продолжающейся неудовлетворенности мы виним неправильный выбор цели, либо то, что она была недостаточно грандиозной. Обычной реакцией на эту ситуацию бывает либо увеличение прежней цели, либо ее замена на новую.

В любом случае, неудача не оценивается правильным образом – как неизбежный результат фундаментально ошибочной жизненной стратегии, в принципе не способной давать удовлетворение. Эта порочная схема, применяемая в большом масштабе, ведет к отчаянной иррациональной погоне за разными грандиозными целями, которая ответственна за многие серьезные и опасные проблемы и вызывает массу человеческих страданий. Ее можно проигрывать на любом уровне важности и достатка, поскольку она никогда не приносит подлинного удовлетворения. Единственная стратегия, способная значительно ослаблять такое иррациональное стремление – это сознательное повторное переживание и интеграция травмы рождения и установление эмпирической связи с трансперсональным уровнем психики посредством систематической внутренней работы.

Ответственное и сосредоточенное глубокое самоисследование может помогать нам примиряться с травмой рождения и устанавливать глубокую духовную связь. Это движет нас в направлении, которое даосские духовные учителя называют «ву вей», или «творческим недеянием», которое представляет собой не действие, связанное с решительным амбициозным стремлением, а «деяние посредством бытия». Его также иногда называют Путем Воды, поскольку оно подражает тому, как вода действует в природе. Вместо сосредоточения на заранее определенной неизменной цели, мы стараемся чувствовать естественный порядок вещей и то, как лучше всего к нему приспосабливаться. Эта стратегия используется в боевых искусствах и в сёрфинге. Она предполагает сосредоточение на процессе, а не на цели или результате. Будучи способными подходить к жизни таким образом, мы в конечном счете добиваемся большего и с меньшими усилиями. Вдобавок, наши действия не носят эгоцентрического, исключительного и конкурентного характера, как это бывает при погоне за личными целями, а оказываются объемлющими и синергичными. Их результат не только приносит удовлетворение нам, как отдельным людям, но и служит обществу в целом.

Мы неоднократно замечали, что люди, действующие в соответствии с этой даосской схемой, склонны переживать необычные полезные совпадения и синхроничности, которые поддерживают их проекты и помогают им в работе. Они «случайно» наталкиваются на нужную им информацию, подходящие люди появляются в подходящее время т необходимы средства вдруг оказываются доступными. Неожиданное случайное стечение таких обстоятельств часто бывает настолько всеобъемлющим и убедительным, что мы учимся доверять ему и использовать его в качестве ориентира в своих делах – как важный критерий того, что мы «на верном пути».

Переживания в холотропных состояниях сознания могут приносить даже еще более фундаментальные прозрения, касающиеся корней нашей неудовлетворенности и способа ее утоления. Мы можем обнаруживать, что глубочайший источник нашего недовольства и нашего стремления быть большими, чем мы есть и иметь больше, чем мы имеем, лежит за пределами даже перинатальной сферы. Это неутолимое стремление, движущее человеческой жизнью, в конечном счете, имеет трансперсональную природу. По словам Данте Алигьери: «Желание совершенства всегда заставляет любое удовольствие выглядеть неполным, ибо в этой жизни нет удовольствия или блаженства столь великого, чтобы оно могло утолить жажду в нашей душе» (Dante 1990).

В наиболее общем смысле, глубочайшие трансперсональные корни человеческого несчастья и ненасытной алчности можно описать с точки зрения того, что Кен Уилбер назвал «Проектом Атман» (Wilber 1980). В конечном счете, мы тождественны и соразмерны космическому творческому началу – Богу, Брахману, Дао, Будде, Космическому Христу, Аллаху или Великому Духу. Хотя процесс сотворения отделяет и отчуждает нас от этого глубинного источника и нашей подлинной идентичности, осознание того, кто мы есть на самом деле, никогда не утрачивается полностью. Глубочайшей побудительной силой на всех уровнях эволюции сознания служит желание возвращения к переживанию нашей собственной божественности.

Однако, факт нашего воплощения в качестве отдельных существ делает выполнение этой задачи крайне трудным и требующим огромных усилий. Оно требует уничтожения нашей отдельной самости, смерти эго. Из за страха уничтожения, заставляющего нас цепляться за эго, нам приходится довольствоваться заменителями или суррогатами – «проектами Атман» -- которые специфичны для каждого возраста. Для плода и новорожденного это означает удовлетворение, переживаемое в хорошей матке или у хорошей груди. Для младенца это удовлетворение связанных с возрастом биологических и анаклитических потребностей и потребности в безопасности. У взрослого человека спектр возможных замещающих проектов огромен; помимо еды и секса, он включает в себя деньги, славу, власть, внешность, знания, те или иные умения и многое другое.

Из за нашего глубокого ощущения, что наша подлинная идентичность – это все космическое творение и само творческое начало, заменители любой степени и масштаба – проекты Атман – всегда будут оставаться неудовлетворительными. Об этом очень ясно сказал персидский мистик и поэт Руми: «Все надежды, желания, любви и привязанности, которые люди связывают с разными вещами – отцами, матерями, небесами, землей, дворцами, науками, работами, едой и питьем – святой знает, что все это – желания Бога, а все эти вещи – покровы. Когда люди покинут этот мир и увидят Царя без этих покрывал, тогда они узнают, что все это были завесы и покровы, что объектом их желания в действительности была Одна Вещь» (Hines 1996). Только переживание нашей собственной божественности в холотропном состоянии сознания способно удовлетворять наши глубочайшие нужды. Это делает систематический духовный поиск высшим приоритетом в человеческой жизни.

Люди, выбравшие в качестве духовного пути ответственное систематическое самоисследование с помощью холотропных состояний, переживают глубокие изменения личности. Когда содержание перинатального уровня бессознательного всплывает в сознание и интегрируется, это ведет к значительному уменьшению агрессивных тенденций,  к большему внутреннему миру, приятию себя и терпимости к другим. Опыт психодуховной смерти и возрождения и установление сознательной связи с положительными воспоминаниями из периодов после или до рождения, как правило, уменьшают иррациональные побуждения и стремления. Они вызывает перенос фокуса и акцента с размышлений о прошлом и фантазий о будущем на более полное переживание настоящего. Это ведет к повышенной энергичности и жизненной силе, к большей способности наслаждаться жизнью и получать удовольствие от простых жизненных обстоятельств – повседневных дел, творческой работы, пищи, занятия любовью, природы и музыки.

Еще одним важным результатом этого процесса становится появление духовности универсальной и мистической природы, которая – в отличие от веры в догмы общепринятых религий – носит подлинный и убедительный характер, поскольку основывается на глубоком личном опыте. Процесс духовного раскрытия и преобразования, как правило, еще более углубляется в результате трансперсональных переживаний, например, отождествления с другими людьми или целыми группами людей, с животными, растениями и даже неорганическими материалами и процессами  в природе. Другие виды преобразующих переживаний дают сознательный доступ к событиям, происходящим в других странах, культурах и исторических периодах, и даже к мифологическим сферам и архетипическим существам коллективного бессознательного.  Переживания космического единства и собственной божественности ведут к растущему отождествлению со всем сущим и вызывают чувства удивления, любви, сострадания и внутреннего умиротворения.

То, что начиналось как психологическое исследование бессознательной психики, проводимое в целях личностного роста или терапии, автоматически становится философским поиском смысла жизни и путешествием духовного раскрытия. Люди, обретающие эмпирический доступ к трансперсональной области своей психики, как правило, начинают по новому ценить бытие и почитать все живое. Одно из самых поразительных следствий различных форм трансперсонального опыта – это спонтанное возникновение и развитие гуманистических тенденций и насущная потребность заниматься служением ради какой-то большей цели. Это основывается на клеточном осознании того, что все границы во вселенной произвольны и что на более глубоком уровне все сущее представляет собой единую космическую сеть.

Кроме того, подобные трансперсональные переживания ведут и к глубокой экологической чувствительности и осознанию того, что мы не можем наносить какой бы то ни было вред природе, одновременно не вредя самим себе. Различия между людьми воспринимаются как интересные и обогащающие, а не как угрожающие, относятся ли они к полу, расе, цвету кожи, языку, политическим убеждениям или религиозным верованиям. У исследователей внутреннего пространства – так же, как у многих американских астронавтов, видевших Землю из космоса – развивается глубокое ощущение себя гражданами планеты, а не гражданами той или иной страны или членами той или иной расовой, социальной, идеологической, политической или религиозной группы. Эти наблюдения имеют более широкие социополитические следствия; они предполагают, что преобразование, опосредуемое холотропными состояниями сознания, может повысить шансы человечества на выживание, если будет происходить в достаточно большом масштабе.

4. Потенциальные возможности исцеления культурных ран и разрешения исторических конфликтов

Многие – если не большинство – практических семинаров, которые мы проводили за последние 34 года, имели поликультурный состав участников. Эсален, где мы разрабатывали Холотропное Дыхание, известен во всем мире; эти «Мекка движения за реализацию человеческого потенциала», привлекающая людей со всех концов света. В модулях нашего тренинга для фасилитаторов тоже обычно бывают участники из многих разных стран. Предконференционные семинары, которые мы предлагали перед одиннадцатью из Международных Трансперсональных Конференций, проходивших в США и за рубежом, относятся к особой категории с точки зрения большого числа участников и представленных стран.

Ранее мы упоминали наблюдение Виктора Тёрнера, что общие ритуальные события в племенном контексте создают глубокие связи между участниками – чувство сообщества (“communitas”). Многонациональный и поликультурный характер наши практических семинарах давал нам возможность убеждаться в том, что то же самое справедливо и для групп, состоящих из людей разных национальностей. В самых крупных из них, вроде предконференционных семинаров в Санта Роза и в Праге, насчитывалось свыше 300 участников, которым помогали более 30-ти подготовленных фасилитаторов. Мы неоднократно видели, что переживание Холотропного Дыхания в коллективной обстановке, наблюдение холотропных сеансов других людей и обмен опытом в группе быстро снимает языковые барьеры, а также культурны, политические и религиозные различия. Наш опыт работы с этими группами ясно показывает, что такого рода практические семинары могут быть чрезвычайно ценными при проведении международных встреч, направленных на достижение взаимопонимания и развитие дружеских отношений.

Нам представилась неожиданная возможность проверить этот потенциал Холотропного Дыхания в весьма необычных обстоятельствах. В 1980-х гг. сооснователь Эсаленского Института Майкл Мёрфи и Далси Мёрфи  начали Эсаленский проект советско-американской дружбы, который представлял собой уникальную форму гражданской «народной дипломатии». В связи с этой программой Эсален посещали многие известные советские политики, ученые и деятели культуры. В 1987 г. Майкл проводил пригласительную встречу в Большом Доме Эсалена – красивом особняке на заросшей кипарисами утесе с видом на Тихий Океан у побережья Биг Сюра. В этой небольшой рабочей конференции участвовали четверо известных советских ученых, а также представители передовых американских академических и исследовательских институтов, в том числе Джон Мак, Кэндейс Перт, Дин Орниш и Роберт Гэйл.

Супруги Мёрфи пригласили Стэна присоединиться к группе и рассказать о современных исследованиях сознания и концептуальных проблемах, которые они ставят перед существующим научным мировоззрением. В своем рассказе Стэн упомянул о нашей работе с Холотропным Дыханием. Это вызвало огромный интерес среди участников, и всем им хотелось лично познакомиться с нашим методом. Группа решила перенести собрание, запланированное на вторую половину дня, на следующий день, и вместо этого попросить нас двоих провести сеанс работы с дыханием. Холотропное Дыхание было очень популярно в Эсалене, и нам было нетрудно найти достаточно добровольцев, чтобы выполнять роль сиделок для этой особой группы. Внесение мощного эмпирического элемента полностью изменило характер этой международной встречи, который до этого был строго интеллектуальным. К концу сеанса русские были в тесном эмоциональном и даже физическом контакте со своими американскими сиделками, и мы все ощущали атмосферу подлинной дружбы.

Группа проработки была очень яркой и волнующей. Переживания участников включали в себя регрессию в детство и младенчество, опыт рождения и даже трансперсональные и духовные элементы. У одного из русских было глубокое переживание единства с Богом, и он, к удивлению всех присутствующих, был готов о нем рассказывать. «Конечно я остаюсь коммунистом» -- твердо заявлял он в ходе своего рассказа – «но теперь я понимаю, что имеют в виду люди, когда говорят о Боге». Руководитель группы д-р Аарон Белкин был так взволнован своим опытом, что позднее организовал для нас официальное приглашение от советского министерства здравоохранения, предлагавшее нам приехать в Москву для чтения лекций и проведения практических семинаров по Холотропному Дыханию.

Вдобавок, мы обнаружили, что потенциал Холотропного Дыхания применительно к культурному исцелению -- совершенно неведомо для нас -- подвергся крупномасштабной проверке. В 1995 г. президент Фонда Горбачева Джим Гаррисон пригласил нас принять участие в конгрессе по международному положению, проходившем в Сан-Франциско. На этой встрече к нам обратился Фил Лейн мл., целитель из племени Дакота-Чикейсо,а также сооснователь и международный координатор содружества организаций Четырех Миров, который был приглашен на конгресс в качестве представителя своего народа. Фил рассказал нам, что Холотропное Дыхание было в межплеменном целительском эксперимента коренных американцев. Он сам и один из его друзей приняли участие в практическом семинаре по Холотропному Дыханию, проводившемся одни из обученных нами фасилитаторов, и на них оказала глубокое впечатление целительная сила этого метода. Они решили распространять это метод среди представителей коренного народа в качестве способа исцеления глубоких психотравм, которые они пережили в ходе своей бурной истории, включая жестокие физические и сексуальные издевательства во многих американских и канадских интернатах для индейцев.

Затем Фил рассказал об огромной популярности и успехе, которые имели группы Холотропного Дыхания у коренного народа, несмотря на то, что их проводили люди, не имевшие адекватной подготовки и руководствовавшиеся только опытом, полученным Филом и его другом на одном практическом семинаре. Уважая мнение старейшин, Фил решил выяснить, что они думают об этом новом подходе к исцелению.

Познакомившись с Холотропным Дыханием, старейшины дали Филу свое разрешение и обещали поддержку в его усилиях. По его словам, они пришли к выводу, что философия и практика этого подхода совместима с космологией и культурной традицией коренных народов. Хотя мы были очень довольны новыми перспективами, который открыла инициатива Фила, мы все же надеялись, что в будущем эта работа будет продолжаться под руководством должным образом подготовленных фасилитаторов.

Автор: