Дыхание в культуре и истории человечества

Жизнь всецело зависит от акта дыхания. Расходясь в подробностях теории и терминологии, люди Востока и Запада сходятся в основных принципах. Дышать, значит жить, и без дыхания нет жизни.

"Дыхание составляет важнейшую из всех деятельностей тела, ибо все прочие его деятельности зависят от дыхания. Человек может прожить некоторое время без еды, труднее ему быть без воды, но лишь несколько минут он может прожить без обновления воздуха в легких посредством дыхания» - пишет Йог Рамачарака в «Науке о дыхании индийских йогов».

В древних культурах дыхание играло очень важную роль в космологии, мифологии и философии и выступало, как важное орудие в обрядовой и духовной практике.

С начала истории каждая значительная духовно-психическая система, стремящаяся постичь природу человека, рассматривала дыхание как решающую связь между телом, умом и духом. Это ясно выражают слова, которыми многие языки обозначают дыхание.

В древнеиндийской литературе слово прана означает не только физическое дыхание, но также священную сущность жизни. «Под «праной» мы разумеем всеобщее начало, которое составляет сущность каждого движения, силы или энергии, как бы и в чем бы оно не проявлялось….прана есть душа Силы и Энергии во всех ее проявлениях, - начало, которое действуя известным образом, вызывает проявления, называемые «жизнью». Оно есть и в воздухе, но оно не воздух.

Животные и растения вдыхают его из воздуха, и если бы его в воздухе не было, то они умерли бы, хотя были бы переполнены воздухом. Оно воспринимается организмом вместе с кислородом, но оно не есть кислород» - Рамачарака.

Точно также в традиционной китайской медицине слово ци относится как к космической сущности и энергии жизни, так и просто к воздуху, который вдыхают наши легкие.

««Истинная или изначальная Ци» - категория традиционной китайской науки и философии, обозначающая некую изначальную субстанцию, существовавшую до возникновения мира. Считается, что в ней гармонично слиты в одно целое дух, Ци и семя. «Изначальная Ци» растворена во Вселенной и может быть получена из нее организмом с воздухом, через акупунктурные точки, с питьем, пищей».

В Японии этому соответствует слово ки. В японской духовной практике и в воинских искусствах ки играет чрезвычайно важную роль. В древнееврейской традиции такое же слово - руах обозначало и дыхание, и творящий дух, ибо они считались тождественными.

Еврейские мистики имеют даже свое специфическое прочтение древнееврейских текстов, подтверждающее важность дыхания в еврейском мистицизме, вот что пишет об этом Брайен Ланкастер, исследователь еврейского мистицизма: « « Дыхание дыханий сказал Экклезиаст (Царь Соломон) – дыхание дыханий – все это». Эти слова, которые открывают библейскую книгу Экклезиаста обычно переводят, как «суета сует». Древнееврейское слово «хевел», однако, первоначально означало «дыхание», «суета» - это только производное.

Весь смысл Экклезиаста сильно меняется от перемены этого значения. Очевидно, согласно английскому переводу Библии имеется в виду – пустота и тщетность мирских и интеллектуальных усилий.

В мистическом иудаизме, однако, это понятие относится к эзотерическому значению дыхания и к способу подняться над уровнем бытия, символически описываемого как находящийся под солнцем». Зохар, классический текст Каббалы, объясняет, что Соломон ссылается на семь вдохов на которых стоит мир. Мир, согласно этому взгляду был сотворен при помощи дыхания и поддерживается благодаря ему.

Дыхание – это средство, при помощи которого реализуются взаимоотношения между Богом и Человеком. «Бог создал мир благодаря дыханию и благодаря дыханию он сохраняется» ( Зохар 1:47а)». В латыни для обозначения и духа, и дыхания также употреблялось одно слово – spiritus. В славянских языках слова «дух» и «дыхание» имеют один и тот же лингвистический корень.

На протяжении веков было известно, что на сознание можно повлиять методами, включающими в себя дыхание. Приемы, которые использовались с этой целью различными древними культурами, охватывают широкий диапазон методов от решительного прекращения дыхания до тонких и изысканных упражнений различных духовных традиций.

Так, первоначальный способ крещения, практиковавшийся ессеями, включал погружение посвящаемого в воду на продолжительное время, что приводило к мощному переживанию смерти – возрождения. Глубокие перемены в сознании могли вызываться как гипервентиляцией и продолжительной задержкой дыхания, так и их поочередным использованием.

Древнеиндийская система – пранаяма – содержит большое количество разнообразных упражнений подобного рода. «Йоги знают, что при известных приемах дыхания, усиливается приток праны в организм, и они могут собирать ее, сколько им ее потребуется.

При этом не только укрепляется тело физическое, но и мозг получает новый приток энергии, и развиваются новые способности и психические силы». Особые техники, включающие напряженное дыхание или задерживание дыхания, также являются частью различных упражнений в Кундалини-Йоге, Сиддха – Йоге, тибетской Ваджраяне, бирманских и даосских способах медитации, практике суфиев и множестве других.

Среди разнообразных методов лечения и профилактики заболеваний, разработанных в древнем Китае, особое место занимают специальные упражнения, направленные на регуляцию дыхания, энергии, жидкостей в организме. Упражнения эти, известные под названием "ци-гун" (букв. "работа энергии - ци"), традиционно использовалась в системах психотренинга Даосских и Буддийских школ, в той или иной мере применялись, как базовые, в различных видах восточных методов борьбы и, наряду с иглотерапией, массажем, траволечением, входили в систему восточной медицины. Основной (базой) для занятий ци-гун терапией являются упражнения сосредоточения внимания и регуляции дыхания, выполняемые в статических позах (сидя, стоя, лежа). Этим упражнениям уделяется особое внимание, т.к. именно на их основе строятся упражнения, связанные с движением тела (динамические упражнения).

«Практика Цигун включает в себя не только процесс дыхания и накопления энергии; она также рассматривает тренировку дыхания как способ приобретения абсолютного контроля над умом и телом. Она дает нам физиологическое и психологическое равновесие…..

В древности мастера Цигун связывали порожденную дыханием внутреннюю энергию с качеством и жизненной силой крови. Ими были найдены способы управления процессом дыхания, который до этого считался автоматическим. Осознанно контролируя свое дыхание, они обнаружили, что могут влиять на различные процессы в теле - биение пульса, ток крови и множество других физических и эмоциональных функций…..» - пишет Ненси Зи, оперная певица и эксперт по Цигун в своей книге «Искусство дыхания» Гуннел Миннет, автор книги «Дыхание и Дух»исследуя корни ребефинга в восточных традициях, пишет: «Одно упражнение Ци-Гун, в частности, известное, как «дыхание любви», кажется, полностью повторяет паттерн дыхания, который преобладает в успешной дыхательной сессии». Далее она описывает это упражнение: «Дыхание Любви: Это упражнение делается верхней частью грудной клетки с медленным вдохом и выдохом. Вдох такой же длинный, как и выдох и не должно быть пауз между ними, так чтобы дыхание происходило в естественном, мягком цикле.

Цель этого паттерна – сделать сердцебиение гармоничным и циркуляцию крови и других жидкостей организма более мягкой. Психологически эта форма дыхания вызывает чувство гармонии и любви ко всем созданиям. Она также создает большую чуткость, симпатию и понимание по отношению к другим». Более тонкие техники, которые делают упор, скорее, на особом осознании дыхания, чем на специфическом дыхательном рисунке, занимают важное место в буддизме Сото Дзен и в некоторых даосских и христианских практиках.

Ниже приведен отрывок из известного буддистского текста: Анапанасати Сутта Сосредоточение внимания на дыхании (http://probud.narod....) «В этом случае монах, отправившись в уединённое место, останавливается под сенью дерева или в пустынном доме, он садится, скрестив свои ноги, держа спину прямо, и начинает концентрироваться. Он всегда находится во внимании, вдыхает ли он, или выдыхает.

(1) Делая длинный вдох, он осознаёт, что делает длинный вдох; делая длинный выдох, он осознаёт, что делает длинный выдох.

(2) Делая короткий вдох, он осознаёт, что делает короткий вдох; делая короткий выдох, он осознаёт, что делает короткий выдох.

(3) Он тренирует себя вдыхать, наблюдая за ощущениями в теле; он тренирует себя выдыхать, наблюдая за ощущениями в теле.

(4) Он тренирует себя вдыхать, успокаивая телесные ощущения; он тренирует себя выдыхать, успокаивая телесные ощущения.

(5) Он тренирует себя вдыхать, восприимчивый к радости (санскр. пити); он тренирует себя выдыхать, восприимчивый к радости.

(6) Он тренирует себя вдыхать, восприимчивый к удовольствию (санскр. сукха); он тренирует себя выдыхать, восприимчивый к удовольствию.

(7) Он тренирует себя вдыхать, наблюдая переживания; он тренирует себя выдыхать, наблюдая переживания.

(8) Он тренирует себя вдыхать, успокаивая переживания; он тренирует себя выдыхать, успокаивая переживания.

(9) Он тренирует себя вдыхать, наблюдая ум; он тренирует себя выдыхать, наблюдая ум.

(10) Он тренирует себя вдыхать, делая свой ум удовлетворённым; он тренирует себя выдыхать, делая свой ум удовлетворённым.

(11) Он тренирует себя вдыхать, делая свой ум уравновешенным; он тренирует себя выдыхать, делая свой ум уравновешенным.

(12) Он тренирует себя вдыхать, делая свой ум свободным; он тренирует себя выдыхать, делая свой ум свободным.

(13) Он тренирует себя вдыхать, сосредоточившись на непостоянстве; он тренирует себя выдыхать, сосредоточившись на непостоянстве.

(14) Он тренирует себя вдыхать, сосредоточившись на незахваченности (букв: угасании); он тренирует себя выдыхать, сосредоточившись на незахваченности (угасании страстей).

(15) Он тренирует себя вдыхать, сосредоточившись на отказе [от страстей]; он тренирует себя выдыхать, сосредоточившись на отказе [от страстей].

(16) Он тренирует себя вдыхать, сосредоточившись на отдалении [от страстей]; он тренирует себя выдыхать, сосредоточившись на отдалении [от страстей]».

Из этого фрагмента видно, что основным инструментом этой медитативной техники было – наблюдение за дыханием. Именно такие техники имели большое значение в буддизме, и во многом, практикуются по сей день.

Блаженное состояние, которое вызывает концентрация на процессе дыхания и ценность дыхания с точки зрения духовного развития ярко описаны Ламой Анагарика Говиндой в его работе «Основы тибетского мистицизма» (50, 1960): «Это состояние совершенного умственного и физического равновесия и вызываемая им внутренняя гармония порождает такое спокойствие и счастье, которые наполняют все тело чувством величайшего блаженства, подобного освежающей прохладе родника, который пронизывает всю воду горного озера…….

Дыхание – это проводник духовного опыта, посредник между телом и разумом. Это первый шаг к преображению тела из состояния, более или менее, пассивно и бессознательно функционирующего органа, в проводник или инструмент полностью развитого и просветленного разума, что демонстрирует великолепие и совершенство тела Будды……. Наиболее важный результат практики внимательности в отношении дыхания – это осознание того, что процесс дыхания является связующим звеном между сознательными и подсознательными, грубо материальными и тонко материальными, волюнтаристcкими и не волюнтаристcкими функциями и потому наиболее совершенным выражением сущности всей жизни». Одной из распространенных в наше время Школ Буддизма является Школа Випассаны – Дхамма Хаус, которая основывается на медитации наблюдения, и первой и базовой частью этой медитации является именно практика наблюдения за дыханием – Анапана. Итак, на базе всего вышеперечисленного можно сделать вывод, что фундаментом для развития западных дыхательных психотехник является знание, накопленное во многих культурах о том, что дыхание является эффективным инструментом изменения и расширения сознания, лечения и профилактики заболеваний, достижения гармонии и внутреннего равновесия.

Автор: