Целительные возможности необычных состояний сознания

 

…Различия между холотропной моделью и традиционными пред­ставлениями в психиатрии и психологии являются радикальными, крайне существенными и касаются практически всех аспектов психотерапевтической теории и практики:

1)природы человека,

2)роли духовного опыта в жизни человека,

3)модели человеческой психики,

4)происхождения, природы и архитектуры психопатологии,

5)природы процесса исцеления,

6)терапевтических процедур,

7)роли терапевта,

8)роли пациента,

9)целей терапии,

10)      природы реальности.

1. ПРИРОДА ЧЕЛОВЕКА

а) Традиционная модель механистической науки.

Традиционная западная наука описывает человека как ньюто­новские объекты, как высокоразвитых животных и как мыслящие биологические машины. Границы человеческого организма абсолют­ны и совпадают с поверхностью кожи; люди рассматриваются как "эго в капсуле кожи" (Аллан Уотте). Коммуникация и приобретение ин­формации требуют участия сенсорных органов и известных видов энер­гии. Умственная деятельность состоит в перекомбинировании прежней сенсорной информации, хранящейся в памяти (как говорили английс­кие эмпирики. В разуме нет ничего, что ранее не прошло бы через чув­ства). Хранение в памяти осуществляется на основе материального субстрата — мозговых клеток и цепей генов. Данные, относящиеся к хилотропной модели, представляют собой солидную основу для по­нимания человека.

б) Холотропная модель и новая парадигма мышления.

Образ человека, описанный традиционной наукой, ограничива­ется физическими характеристиками и является неполным. Более пол­ная и адекватная модель рисует человека как существо с парадоксаль­ной природой, включающей два взаимодополняющих аспекта: нью­тоновский объект и биологическая машина (бесконечное поле созна­ния, выходящее за пределы трехмерного пространства, линейного вре­мени и причинно-следственных связей, хилотронность/холотропность). В соответствии с холотропными представлениями каждый че­ловек в конечном счете соизмерим со своей целостностью бытия, по­скольку абсолютных границ между ними не существует. В этой моде­ли для коммуникации и получения информации не требуется сенсор­ных каналов и известных видов энергии. Память может существовать без материального субстрата. Механистическая наука предлагает од­ностороннюю и "когноцентрическую" модель — она ограничена дан­ными хилотропных наблюдений и игнорирует холотропную область и данные, полученные в ходе изучения необычных состояний созна­ния.

2. РОЛЬ ДУХОВНОГО ОПЫТА

а)Традиционная модель механической науки.

Традиционная наука не делает различий между догматизмом, морализмом и ритуализмом, свойственными основным религиям, и эмпирическим духовным опытом, свойственным мистическим течени­ям. Традиционная наука рассматривает любую форму духовного опы­та как несовместимую с научным мировоззрением и интерпретирует ее в терминах примитивных суеверий, магического мышления, нерешенных проблем младенчества (регрессия к исходному нарциссизму и детскому всемогуществу, проекция детских образов родительских фигур в трансцендентальную область, жажда "океанического чувства", типичного для эмбрионального состояния и т. д.) или сильной психо­патологии. Психиатрия не делает различий между мистическими и психотическими состояниями.

б)Холотропная модель и новая парадигма мышления.

Совершенно необходимо провести четкое различие между основ­ными религиями и их мистическими ответвлениями. Истинный духов­ный опыт есть естественное выражение человеческой души, он добав­ляет к ткани реальности новое, чрезвычайно важное критическое измерение. Истинный духовный опыт является эмпирическим, прагма­тичным, мистическим и универсальным (всеобщим). Он представляет собой логическое продолжение аутентичной информации о себе и все­ленной, полученной в холотропном состоянии сознания. Усилия, на­правленные на то, чтобы свести трансперсональный опыт к регрес­сивным состояниям, приводят к серьезному непониманию ("предтрансовая ошибка" (заблуждение) — по определению Кена Уилбера).

Между истинным духовным опытом, понятым таким образом, и истинной, правильно понятой наукой не может быть конфликта (в качестве примера можно назвать великих ученых, которые были мис­тиками: Альберт Эйнштейн, Нильс Бор, Эрвин Шрёдингер, Тейяр де Шарден и другие). Если между наукой и религией есть конфликт, то это скорее всего фальшивая религия и фальшивая наука (Уилбер), то есть обе они понимаются совершенно неправильно.

Религия может включать духовное начало, а может и не вклю­чать его: это зависит от того, создает ли она условия и предлагает ли способ для непосредственного духовного опыта. Истинный духовный опыт может в религии вообще отсутствовать; мало того, религия мо­жет служить серьезным препятствием к его достижению (Уолтер Наустон Кларк: "Многие из основных религий похожи на прививку; че­ловек идет в церковь и получает там малую толику, которая в даль­нейшем защитит его от настоящей болезни").

3. МОДЕЛЬ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ПСИХИКИ

а) Традиционная модель механистической науки

Сознание есть продукт мозга и нейрофизиологических процес­сов, происходящих в нем. Материальный мир в том виде, в каком он воспринимается индивидом с момента рождения, является предельным источником, из которого черпается психическое содержание. Ново­рожденный - это 'tabularasa". Концепция, учитывающая постнатальные воспоминания индивида и фрейдовское бессознательное, счита­ется достаточным и адекватным способом объяснения психических  феноменов, которые свойственны индивидам, не страдающим органической патологией. Все, что в эту концепцию не вписывается, вызвано какой-нибудь патологией ("болезнь с известной или неизвест­ной этиологией"). При рассмотрении психотических феноменов био­логическое направление обычно пренебрегает биографическими фак­торами и считает, что их основной причиной являются анатомичес­кие, физиологические или биохимические изменения организма. Психологическое направление пытается объяснить природу и содержание психотического опыта ранними постнатальными травмами.

б) Холотропная модель и новая парадигма мышления.

Серьезные сомнения относительно того, что сознание есть про­дукт мозга, были высказаны уже в работах традиционного направле­ния (например, Пенфилдом). В соответствии с холотропной моделью сознание опосредуется мозгом, но не зарождается в нем. Оно является по меньшей мере равноправным партнером материи, но, видимо, сто­ит выше материи, будучи основным атрибутом бытия. В любом слу­чае ему принадлежит решающая роль в научном исследовании мира, даже в самых "физических" науках — таких, как физика, химия, астрономия или минералогия. Все эти науки — не о материи, но о человеческом опыте в связи со специфическими аспектами материи. Строго говоря, не существует объектов как таковых, но лишь информация об объектах или опыт, из которого мы выводим существование объек­тов (Грегори Бейтсон). Существуют ли объекты в той форме, в какой мы их воспринимаем, — это сложный философский вопрос, далеко еще не решенный ("феномены" и "ноумены" Иммануила Канта).

Холотропная модель сознания предлагает возможный экстрасен­сорный доступ к любой стороне существования. В этом смысле любой человек соизмерим со всей вселенной, его (или ее) история—это исто­рия космоса и самого бытия. Кроме индивидуального бессознатель­ного Фрейда, есть еще коллективное бессознательное Юнга. Работая с холотропной моделью, следует значительно расширить картогра­фию человеческой психики. В нее будет входить не только биографи­ческий уровень (или уровень воспоминаний), но также и перинаталь­ная сфера, связанная с рождением, смертью и трансперсональной об­ластью переживаний. Таким образом, эта картография будет вклю­чать весь спектр человеческого опыта. Работая с холотропной моделью, надо иметь либо "большую историю", которая включает все, либо не иметь вообще "никакой истории", любая "короткая история" пло­ха и уродлива (Реб Андерсон). Вполне возможно работать весьма эффективно, не имея теоретической концепции (Лео Зефф, Чарли Роунсавиль).

С позиций феноменологии важно воздать должное всему спект­ру человеческого опыта; это не означает, что содержанию этого опы­та надо верить буквально (вот примеры: борьба Фрейда с объектив­ной реальностью историй о сексуальном совращении; фотографичес­кое проигрывание воспоминаний, связанных с рождением; аутентич­ность и историческая объективность воспоминаний о прошлой жизни; существование духовных наставников, развоплощенных сущнос­тей, божеств и демонов и т.д.). Любой набор данных можно интерпре­тировать более чем одним способом.

4. ПРИРОДА И АРХИТЕКТУРА ПСИХОПАТОЛОГИИ

а)Традиционная модель механистической науки.

Благодаря специфическому историческому развитию психиат­рия превратилась в медицинскую дисциплину. Она пользуется меди­цинской моделью, понятием заболевания и жесткой системой диагно­стической классификации. Психиатры довольно свободно использу­ют термин "психическое" или "эмоциональное заболевание" и называют психозы "заболеваниями с неизвестной этиологией". Обычно время появления симптомов рассматривается как начало патологи­ческого процесса, хотя ему могут предшествовать конституционные факторы, личностное предрасположение и травмы, перенесенные в детстве. Для практических целей интенсивность симптомов берется за показатель тяжести заболевания; смягчение симптомов рассматрива­ется как "улучшение", а их интенсификация — как симптомы "клини­ческого ухудшения".

б)Холотропная модель и новая парадигма мышления

Наблюдения, проведенные при холотропной терапии, показы­вают, что подход, предполагающий использование понятий заболенания, диагноза и аллопатического лечения, не годится для решения многих психиатрических проблем, которые по своей природе не являются органическими или неврологическими. Каждый человек со­держит в себе (в латентной форме) целый ряд энергетических и эмо­циональных блокировок и воспоминаний, которые препятствуют полноценному физиологическому и психологическому функциони­рованию. Появление эмоциональных и психосоматических симпто­мов означает начало исцеления, преобразование личности, духов­ное освобождение, радикальное решение имеющейся проблемы и эволюцию сознания.

Таким образом, наличие симптомов знаменует наличие пробле­мы, но также и возможность ее решения. Они сигнализируют о сла­бом звене в системе защиты, указывая на ту точку, в которой процесс исцеления становится заметным; и именно поэтому симптомы следует поддерживать, а не подавлять (этот принцип лежит в основе гомеопа­тии). Истинной проблемой является односторонняя идентификация с хилотропным аспектом своей натуры и длительное систематическое пренебрежение холотропной размерностью.

Во время практической работы в рамках холотропной модели симптомы преобразуются в поток переживаний и поглощаются им. Переживания обычно имеют многоуровневую структуру, содержащую биографический, перинатальный и трансперсональный слои (систе­мы конденсированного опыта СКО). Интенсивность симптомов от­ражает не тяжесть патологического процесса, а глубину и скорость исцеления и трансформации личности.

5. ПРИРОДА ЦЕЛИТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА

а)Традиционная модель механической науки.

Организм обладает гомеостатическими и целительными способ­ностями, но во время патологического процесса они бездействуют. Чтобы противостоять заболеванию и сделать возможным улучшение, необходимо или желательно активное вмешательство терапевта, при­меняющего аллопатические лекарства. В психиатрии такое вмешатель­ство более всего заметно в биологической терапии, но в менее замет­ной форме оно пронизывает даже наиболее ненавязчивые психотера­певтические методы.

б)Холотропная модель и новая парадигма мышления.

Даже в заболеваниях с ярко выраженной органической приро­дой гомеостатические и биоэнергетические силы организма и психи­ки, играют решающую роль. Им следует уделять наибольшее внима­ние путем применения разных форм энергетического лечения — на­пример, гомеопатии, перебалансировки энергии через акупунктуру, снятия биоэнергетической блокады в теле и т. д. В случае психоген­ных нарушений симптомы являются проявлением не болезни, а вос­становительного и трансформирующего процесса исцеления. Необыч­ное состояние сознания активизирует спонтанную целительную силу, обладающую глубокой внутренней мудростью. Необходимо признать этот факт и помогать процессу исцеления. Активное вмешательство и помехи на пути развития симптомов неуместны и противопоказаны.

6. ТЕРАПЕВТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕДУРЫ

а) Традиционная модель механистической науки.

В органических подходах используются биологические методы терапии: в прошлом это были психохирургия, электрошок, инсулиновая блокада и тому подобное. В настоящее время на первый план выш­ли психофармакологические средства. Снятие симптомов рассматривается как улучшение. В классической психиатрии и психологии испольчуется в основном вербальная психотерапия (метод свободных ассоциаций, интервью (беседа с пациентом), разрушение привычных стереотипов).

Подчеркивается рациональность и когнитивный подход. Кон­цептуальная модель теоретически ограничена постнатальной биогра­фией и индивидуальным бессознательным, а практически такими терапевтическими механизмами, как воспоминания, или реконструкция прошлого, интеллектуальное и эмоциональное озарение, анализ пе­реноса, эффект интерпретации, разрушение привычных стереотипов и т. д. Отреагирование рекомендуется только при эмоциональных травматических неврозах.

б) Холотропная модель и новая парадигма мышления.

Холотропная терапия (ХТ) — экспериментальная дисципли­на; все обсуждения проводятся до сеансов, чтобы подготовить паци­ента к предстоящему переживанию, и после сеанса, чтобы помочь ему интегрировать новый опыт. ХТ работает с необычными состоя­ниями сознания. В этом отношении она является продолжением древ­ней традиции. Шаманизм, духовное исцеление, исцеление через транс, ритуалы перехода, мистерии смерти и возрождения и тому подоб­ные процедуры всегда включают изменение состояния сознания — либо самого человека, либо его целителя, или инициатора, а то и обоих сразу. Это открывает доступ к мощным трансбиографичес­ким (выходящим за пределы жизни индивида) терапевтическим механизмам, функционирующим на перинатальном и трансперсональном уровнях психики.

7. РОЛЬ ТЕРАПЕВТА

а) Традиционная модель механистической науки.

Терапевт является активным агентом, определяющим весь тера­певтический процесс благодаря своей подготовке, которая вооружи­ла его необходимыми знаниями и навыками, позволяющими ему разумно и умело вмешиваться в заболевание. У пациента нет необходи­мых ресурсов для борьбы с болезнью, и он целиком зависит от терапевта. В биологических методах (лоботомия, шоковая терапия, фармякологическая терапия) от пациента не требуется иного участия, кроме обратной связи. В психотерапевтических методах пациент принимает участие, но главным действующим лицом является терапевт. В самых крайних случаях это предполагает конкретные советы и ру­ководство, а в ненавязчивых методах — контроль над всем процессом путем регулирования продолжительности сеансов, выработки правил поведения во время сеансов (не "выпендриваться" и т. д.), времени и способа интерпретации, анализа переноса и подавления контрпере­носа и удержания всего процесса внутри некоей концепции (фрейдис­тский, юнгианской, бихевиористской). В фрейдистской терапии пере­нос рассматривается как желательный феномен, жизненно важный для успешного исхода лечения. В академической психиатрии прохожде­ние курса и наличие практики в качестве психотерапевта считается адекватной подготовкой для того, чтобы браться за решение эмоцио­нальных проблем. Концентрация на самопознании и самопонимании не является обязательной, и даже в том случае, когда они имеют мес­то, они ограничиваются поверхностным вербальным подходом.

б) Холотропная модель и новая парадигма мышления

Термин "терапевт" используется в исходном греческом значении: "человек, помогающий в процессе исцеления", а вовсе не обозначает человека, который может ответить на все вопросы и "привести боль­ного в порядок". Терапевт — это товарищ по приключению, который сочувствует и разумно помогает естественному процессу исцеления, облегчает и поддерживает его с полным доверием к пациенту, даже если ему (или ей) не всегда понятно, что происходит. Юнг видел роль терапевта в том, чтобы помочь установить диалектическую связь меж­ду Эго и Я (или коллективным бессознательным); именно здесь зак­лючена вековая мудрость, управляющая процессом исцеления.

Терапевт создает поддерживающий контекст и предлагает ме­тод активации психики, но не делает ничего "затейливого" и не тре­бует веры в исход всей операции. Методы холотропной терапии весь­ма просты, им можно научиться за очень короткое время. Истинная компетентность терапевта состоит в умении доверительно соприсут­ствовать при мощном трансформирующем процессе другой личнос­ти, оставаться невозмутимым, чтобы ни случилось, и вселять уве­ренность в пациента. Он не вмешивается в процесс и не интерпрети­рует его, а только облегчает. Терапевт никогда не завершает свое обучение, он всегда учится, поскольку каждый человек исцеляется по-своему и всегда может произойти нечто новое, еще ни разу никем не описанное.

В холотропной терапии не дается никаких специальных инструк­ций по поводу дыхания, для сеансов не предлагается никаких программ и не предполагается никаких указаний относительно вхождения в различные состояния (повторное рождение, родительская регрессия в прошлую жизнь и т. д.). Терапевт работает с тем, что возникает спонтанно, само по себе. Вот что говорит Фрэнсис Воган: "Трансперсональный терапевт определяется контекстом (готовностью принять весь спектр человеческого опыта), а не содержанием терапевтической работы. На первой стадии холотропного сеанса почти все основано на дыхании (пневмокатарсис); вторая стадия предполагает взаимодействие: она сочетает экспрессивную и высвобождающую работу тела с аналитической поддержкой и обменом переживаниями с помощни­ком". Особое внимание уделяется интернализации опыта. Может произойти смешение внутреннего процесса с внешним миром ("перенос"), но оно, как правило, не поощряется. Перенос рассматривается не как желательный прогресс, а как сопротивление. Весь процесс самоогра­ничителен; необходимо поддерживать пациента до тех пор, пока гештальт не закончен. Помощник, облегчающий процесс, не ограничива­ет заранее продолжительность сеанса и не пытается закончить его, пока он сам не достигнет естественного окончания.

8. РОЛЬ ПАЦИЕНТА

а)Традиционная модель механистической науки.

Пациент рассматривается как пассивный объект, целиком зави­сящий от компетентности терапевта. Это особенно заметно в биоло­гических методах терапии (идеал - психиатрическое вмешательство По типу психохирургии), но этот взгляд просматривается даже в наи­более ненавязчивых психотерапевтических методах. Терапевт — это эксперт, объясняющий клиенту, что в действительности означают его переживания и поведение; терапевт гораздо лучше понимает пробле­му, чем пациент. Мало кто осознает, что понимание проблемы и ха­рактер вмешательства далеко не безусловны и в большой степени за­висят от парадигмы; в разных школах степень осознания этого факта различна.

б)Холотропная модель и новая парадигма мышления.

Пациент рассматривается как истинный источник исцеления, и

 его побуждают развивать в себе чувство владения собой и независи­мость от помощника. В конце концов именно он (она) и есть настоя­щий эксперт, так как обладает непосредственным доступом к собствен­ным переживаниям. Терапевт обеспечивает поддерживающий кон­текст, предлагает методику, которая может вызвать холотропное состояние, разумно сотрудничает с пациентом, облегчая его спонтанное исцеление и процесс трансформации, и на время пребывания индиви­да и необычном состоянии сознания служит ему вехой реальности. Индивид эмпирически выясняет, что означают его симптомы, осво­бождается от них через переживание и интегрирование материала, лежащего в их основе, и сообщает терапевту свои результаты и от­крытия. Клиент почти постоянно опережает терапевта в частном, но, конечно, не в общем понимании происходящего.

9. ЦЕЛИ ТЕРАПИИ

    а) Традиционная модель механистической науки.

Целью является облегчение эмоционального и психосомати­ческого дискомфорта или полное исчезновение симптомов, улучше­ние межличностных отношений и возможное благоприятное пере­структурирование личности. Иногда используются дополнительные критерии, такие, как продвижение по службе, переезд в лучший рай­он — все это указывает на определенные успехи, достигнутые тера­певтом. Фундаментальные ценности окружающего общества и веду­щая философия западной культуры принимаются и редко подверга­ются сомнению.

б) Холотропная модель и новая парадигма мышления.

По-настоящему эффективная и радикальная терапия невозмож­на без глубинной трансформации личности, которая влечет за собой открытие духовного опыта, смену фундаментальных ценностей и ста­новление философии и поведения, абсолютно отличных от тех, кото­рые являются ведущими в господствующей культуре. Возникающий духовный опыт не относится к определенному типу, он мистичен и универсален по природе. Новая иерархия ценностей не навязывается терапевтом, но формируется естественным образом во время процес­са исцеления. Она включает чувство планетарного единства, экологи­ческую озабоченность и призвание к служению. Гораздо менее важно отсутствие симптомов, чем отношение к ним и способность конструк­тивно работать с ними (идея Юнга об активном диалоге с бессозна­тельным через символы). Постоянное выявление симптомов происхо­дит гораздо более драматично, чем в традиционной терапии, но на первый план выходят такие проблемы, как более плодотворная жиз­ненная стратегия, самопознание, трансформация личности, духовные и философские поиски и эволюция сознания.

10. ПРИРОДА РЕАЛЬНОСТИ

а) Традиционная модель механистической науки.

История вселенной — это история развивающейся материи. Жизнь, сознание и творческий разум — побочные продукты этого процесса. Вселенная — гигантская механическая система, управляе­мая причинно-следственными закономерностями и набором установ­ленных естественных законов. Она доступна человеческому разуму.

б) Холотропная модель и новая парадигма мышления.

Вселенная — это бесконечно сложное устройство, с самого нача­ла предполагающее участие космического разума как решающегофактора развития. Сознание — не частный побочный продукт мате­риального космоса, но исходный атрибут существования, вплетенныйв саму ткань космоса. Предметный мир холотропного сознания —лишь одна из многих эмпирических областей.

Теория холотропной терапии пытается установить мосты меж­ду различными научными дисциплинами (принадлежащими к новой парадигме, а не к традиционной механистической науке), но при этрм.  рассматривает любую теоретическую конструкцию как исходно относительную и в конечном счете произвольную. Феноменология и целительная сила личностных переживаний сами по себе заслужива­ют уважения, и их не нужно смешивать с проблемами онтологической достоверности и убеждений (например, переживания предыдущих ре­инкарнаций интересны сами по себе, независимо от того, правда ли, что индивидуальное сознание продолжает существовать после био­логической смерти).

Автор: