Сегодня 7 апреля 2014 года, пятница, был клуб дыхательный

07 Апр 2014

На клубе я подышал, хочу рассказать сегодняшний свой процесс

Дышал вайвейшн, начал по-крайней мере дышать вайвейшн, достаточно неглубоко начал, сначала сконцентрировался на том, чтобы держать круг, 
и акцент вдоха и выдоха чтобы не приходился на места сочленения вдоха и выдоха, какое-то время ушло на то, чтобы настроится, этот круг начать крутить, не очень глубоко сначала, потом больше, больше, больше…

Несколько раз сбивался, но минут через 10-15 вышел в устойчивый режим, и где-то к 20ой минуте начал чувствовать, что круг удерживаю более-менее стабильно, перешел на автомат, почувствовал, что тело начало свежеть, именно так, не холодеть, а как будто свежестью стало наполняться – руки, ноги, лицо, копус, и где-то к 25 минуте ориентировочно, сидел я на мягком пуфе, на низком достаточно, и ноги сложил так, чтобы ступни упирались друг в друга, 
руки свободно опущены вдоль тела, и вот к 20 минуте почувствовал, что все тело достаточно равномерно и свеже, ясно, легко, и только кисть левой руки немножко тяжела и пассивна, а правой – началась легкая тетания – пальцы свели и рука как бы взлетала, немножко-немножко отрываясь от поверхности пола, я чувствовал, как она стремится поднятся, но легкой энергетики не хватало, чтобы ей всплыть, как при ИПСе полотенчатом, 
я продолжал дышать, акцентируя внимание на вдох и выдох, вдох и выдох, стараясь, чтобы центром вдоха и выдоха были максимумы, то есть

если графически отобразить, то не точка, где вдох переходит в выдох, а среднее по отношению к этим точкам, в апогее, противоположно, как бы ортогонально
Периодически это удавалось, я потом срывался, потом снова дышал, при этом свежесть тела сохранялась достаточно устойчиво,

И мой акцент стал перетикать на наблюдение правильности рисунка дыхания вайвейшн, 
При этом появился интерес, то, что, мы часто говорим, еще не страшно, но уже интересно, вот это состояние пришло и объем прокачиваемого воздуха стал увеличиваться, увеличиваться, увеличиваться, дыхание стало практически идеальным – по кругу, связным, без пауз,
И тут я обратил внимание, что наблюдаю за тем, как я наблюдаю, за этими центрами, за этим рисунком, 
И таким образом, обнаружил, что мой наблюдатель дальше, чем ум, наблюдающий за рисунком дыхания.

Я продолжал наблюдать за рисунком дыхания, и тут появилась еще одна позиция наблюдения, из которой я наблюдал, что происходит между моим вниманием наблюдателя и телом,

То есть периодически, мое внимание, которое следило за тем, чтобы круг дыхательный был идеален, начинало или

опережать дыхание, или дыхание отставать, то есть между дыханием и вниманием начались рассогласования. Позиция, с которой я наблюдал за этим, оказалась, как бы вне и внимания, и дыхания, то есть телесных каких-то паттернов, и ментальных паттернов, и превзошло их.

Я начал наблюдать за вниманием, и через некоторое время обнаружил, что я наблюдаю еще и за наблюдателем, который наблюдает за вниманием.

При этом мое внимание уже могло не привязываясь к дыханию тела, расставлять акценты, то есть интерпретировать процесс дыхания, вообщем-то, как ему было удобно, то есть если приписать мое пристальное осознанное внимание за дыханием менталу, то ментал мог достаточно легко,

поменять описание происходящего, то есть при одном описании я дышал правильно, идеально, то при другом описании, при другом восприятии, окраске восприятия, я мог обнаруживать и два, и три, и четыре акцента, которые до того в дыхании не обнаруживал, при этом 
предыдущий идеальный круг тоже сохранялся.

То есть появилось наложение еще одной картинки сверху. Я начал, - тот, который наблюдал за всем этим, 
играться с этими процессами, и обнаружил, что я могу в принципе дышать, и дышал в-общем-то свободно, вне всяких форматов, или скорее,
Используя дыхание всех форматов одновременно, и мой ментал просто находил в том, что происходило и вайвейшн, и ребефинг, и холотроп, и свободное дыхание, накладывая как бы свои описания на происходящее.

При этом действительно моя доминанта попала в такое состояние, когда я чувствовал, что если описывать тот рисунок дыхания, которым я дышал, как ребефинг, то есть насос в обе стороны, то, это был полный насос, который естественным образом наполнял весь круг вайвейшн, 
то есть вайвейшн был наполнен так сильно, что не было акцентов, ни на выдохе, ни на вдохе, это был ровный полный вдох и выдох постоянно,
при этом – вдох и перетекал в выдох, а выдох соответственно во вдох, и если прислушаться к другой компоненте, какой-то скажем там, мышечной, или волевой, которая использовалась при этом дыхании бессознательно или сознательно не столь важно на данном этапе, то можно было легко различить и ребефинг, то есть насос … который качал вверх, вниз… 
вперед – назад, куда-то еще – в дихотомической ситуации…

но вайвейшн задавал некий полный круг, где было уже трудно выделить доминанту

и при этом появились некие образы, которые рисовали эти доминанты, эти графики, эти окружности, по которым проходило дыхание,
то есть появился рисунок, сопровождающий, состояние свежести оставалось,

при этом пошли некие биографические переживания
всплывал образ отца, в разных ситуациях, как мы с ним ловили карасей на царском пруду,

как он меня выгуливал еще совсем маленького, в 4года, под монастырской стеной Симоновского монастыря, в детском парке,

как мы шли с ним, уже, где-то мне было под 30, от его квартиры к остановке автобусной, и как ему уже было тяжело идти

он жаловался на ноги последние годы, периодически задыхался и останавливался, его бронхиальная астма тоже давала о себе знать
то есть прошла череда таких ситуаций, которые я вообщем-то где-то знал,
и до этого вспоминал, но вот не до такой степени подробности и ясности, как в этот раз

я продолжал дышать, дыхание интенсифицировалось, мне было интересно
рука правая все-таки наконец всплыла, а левая вдруг начала из такого отяжелевшего состояния в расслабление ушла, то есть она не стала всплывать, но вот легкость в этой руке и свобода, без зажимность чувствовалась

дыхание продолжалось, прокачка продолжалась, и сложность воспринимаемой картины тоже увеличивалась, увеличивалось количество ритмов, если рисунок сначала можно было свести к двум центрам: там – вдох-выдох

то на него наложилась какая-то окружность, потом появились другие центра, многополярность появилась какая-то
и постепенно в этом круге я начал распознавать, что рисуется некая мандала, одна из буддийских классических мандал, где множество пересечений треугольников, линий,

при этом она как бы уже светилась изнутри, и линии были не четкие, как вот тушью прочерченные, а размытые, светящиеся, по ним носилась какая-то энергетика, причем многослойно, дыхание продолжалось,
процесс уже шел сам по себе

и в этот момент вдруг, мне захотелось поиграть, и эта окружность, которая вайвейшн кружилась, я начал под разными углами поворачивать, пересекая ту плоскость в которой была нарисована мандала, 
появились новые центры и в конце концов появился объем громадной сложности

сложность нарастала, дыхание усиливалось, уже грудная клетка ходила вверх и вниз до предела, работала диафрагма, легкость в теле и свежесть продолжалась, 
было такое ощущение, что я вот вот, как воздушный шарик начну отрываться от того места, на чем я сижу

но этого сразу, оговорюсь, не произошло
не оторвался,
а вот образы дыхания усиливались, было все интересней и интересней
при этом я отслеживал музыку Вангелиса, которая казалось шла по кругу, но каждый раз, каждый новый цикл встречался, как некое новое продолжение старого знакомого ритма и танца

в конце концов, образ, который был все усложнялся, усложнялся, все это превратилось в некое шарообразное нечто, причем безразмерное, то есть уже было 
не очень понятно, причем не про понятно речь даже, а я уже мог легко варьировать восприятие того, что происходило,

я оказывался и внутри этого облака несущихся каких-то вихрей, и наблюдал как бы его извне, 
и был слит с ним частично, как бы, обнимая это облако, этот шар
и в какой-то момент, я начал вдруг замечать, 
что он очень цветной, очень яркий, красивый

даже пожалел немножко, что, наверное, не смогу это нарисовать после процесса или даже сейчас, если взять карандаш, это может легко поблекнуть

яркость и ярость этого образа, и этого переживания все нарастала
и я понял, что сейчас я нахожусь где-то в райне начала перинатальной матрицы, и может быть даже в архетипическом, потому что

шли некие графически очень четкие образы, и предельно ясные переживания, 
за которыми крылись ПРАКТИЧЕСКИ ВСЕ переживания, которые я встречал в своей жизни, причем более чистые, более интенсивные, 
и в центре всего этого начал возникать БЕЛЫЙ ШАР, 
он возник вроде бы как в центре, но одновременно являлся всем этим вихрем, он белел, белел, начал сиять, в конце концов, начала появляться зеркальность, и я понял, что:
то, что воспринимает этот зеркальный шар …

даже я не понял этого, а я увидел:
отражение в этом зеркальном шаре начало появляться:
я начал осознавать, что в этом зеркальном шаре отражается зеркальная поверхность другого шара, в котором этот зеркальный шар вращается,

То есть когда-то, я, ходил в новый палеонтолический музей в Москве, и там, при подъеме на второй этаж, было такое сделано зеркало – некий колодец, в который если заглянуть на дне его зеркало, и на потолке над этим колодцем было точно такое же зеркало
Поэтому когда я заглянул в этот колодец, то обнаружил что там, на глубине этого колодца на меня смотрит «Я – заглядывающий», за которым, за спиной которого, отражается еще один я-заглядывающий, и за спиной этого отражается отразившийся сверху меня - возникал такой

Автор отчета: