Отчет

27 января. Мой первый опыт в дыхательном тренинге.

Тренинг вела Ма ДзаруТиги.

Канун моего 39-го дня рождения. 1-ый раз иду на дыхательный тренинг к Тане Гинзбург, хотелось бы, чтобы его вела она, а не Гена…по ряду причин…
Ранее были получены лишь небольшие обрывочные сведения из различных источников (Интернет, журнал «Поток», рассказы знакомых) о дыхательных техниках.
Запрос: раскрыть творческий потенциал, избавится от некоторых страхов (например – боязнь, сопровождающаяся скованностью в теле, от мною же нафантазированных ужасов, не имеющих под собой реальной основы)…. Страхи от тренинга – навредить здоровью, усиление головной боли.

1. Ребёфинг.
Слегка болит голова. Опасения, что будет болеть сильнее.
Практика.
Дышу в заданном формате.
Прошла головная боль.
Минут через 5 начало сводить руки, затем ноги, затем грудную клетку.
Появился жар в голове.
Появились неприятные ощущения во всем теле.
Помню, что надо отдаться процессу и отдаюсь, но уже на грани и с большим трудом.
Руки очень сильно сведены судорогой на груди, так, что их невозможно оторвать от тела. (А Таня говорила, что если что-либо понадобиться, то позвать ее, подняв руку) В ногах сильная тяжесть, особенно ниже колен. Мысль – раз пришла, заплатила деньги, надо получить «удовольствие» по полной.
Тем не менее страх продолжать дышать в том же ритме пересиливает предыдущую мысль, т.к. он привел к неприятным, на грани с болезненными, ощущениям.
Перестаю дышать.

Тело постепенно возвращается в норму. Таня говорит мне, чтобы я продолжала дышать, я ей говорю о своем страхе (боюсь, что будет еще хуже, раз я вошла с помощью дыхания в такое состояние, то у меня есть почти 100% уверенность, что продолжая дышать также я усугублю, а не облегчу свое состояние, она напоминает мне о необходимости перейти сенсорный барьер, говорит о том, что руки мне отпустит, если я буду продолжать дышать дальше, что противоречит моей уверенности, но я склоняюсь к вере в ее слова и начинаю дышать снова.

Состояние с ощущениями во всем теле вскоре вновь повторяется. Сводит челюсть и летит слюна. Мысль – хорошо, что тренинг ведет Таня, при Гене я бы постеснялась своего вида.
Продолжаю дышать.
Стало отпускать руки, ноги, грудь голову. Ощущение радости, что теория работает, что у меня получилось!, что я прошла сенсорный барьер, свой страх, свое неверие и свою неуверенность… Страх окончательно исчез, открылось второе дыхание – я стала дышать глубже, мощнее и мне было легче это делать. Вспоминаю, что надо продышать негатив. А негатив остался в болезненных телесных ощущениях. Если я продышала таким способом руки, то значит можно продышать и оставшуюся тяжесть и небольшое онемение в ногах и жар в голове – дышу попеременно, то через ноги, то через голову.
Наступило некоторое облегчение в голове и ногах, но не полное. Ощущение усталости от процесса смешивается с ощущением радости, что мне многое сегодня удалось.

Есть ожидание завершения процесса, т.к. я устала.
Музыка затихает. Перестаю дышать в заданном формате.
Начинается тик во всем теле – особенно дергается левое плечо и правая нога. Тик продолжается примерно 15 минут. В голове – сильный жар и головокружение. Мысль -
Что же я натворила такого в своей жизни, что меня так колбасит? Но в общем то ощущение радостное от того, что ПОЛУЧИЛОСЬ! УРА! Лежу еще минут 15.
Отходняк – дрожат руки (еще часа 2), тяжесть в ногах.
Ночью несколько раз просыпалась и не сразу засыпала, также как и после сильных эмоциональных переживаний.

28 января. Мой второй день на дыхательном тренинге и мой 39ый день рождения. Спасибо всем, кто не забыл меня поздравить

Так свой день рождения я еще не отмечала никогда!
Опасение – не вредно ли это?

2. Холотропное дыхание.
Дышу в заданном формате.
Самый активный процесс – дыхание и движение руками, сжимающие грудную клетку.
Очень быстро (минут через 5), эти движение привели меня в позу калачиком лежа на правом боку, еще минуты через 2 начались активные круговые движения в этой позе по часовой стрелке. Возникло ощущение, что я переворачиваюсь в материнской утробе. Не помню точно, но кажется я совершила 2,5 оборота, почувствовала, что Таня подставила мне со спины матрасик, задав мне направление и я поползла уже не по кругу, а вперед, понимая, что вскоре наткнусь на стенку, хотя точно знала, что на самом деле (тогда, когда я рождалась) стенки не было. Выставила вперед левую руку, уперлась в стенку, но чувствовала необходимость продолжать движение, села, затем легла на спину, ногами упираясь в стенку.

Далее были те же симптомы, что и вчера, но более сильно выраженные:
Появился жар в голове, от затылка и до челюсти.
Свело руки, затем ноги, затем грудную клетку, неприятные ощущения во всем теле.
Помня вчерашний опыт понимаю, что все идет как надо, но тем не менее возникает страх. Дышать не прекращаю. Руки очень сильно сведены судорогой на груди, так, что их невозможно оторвать от тела. Возникает ощущение, что меня сильно спеленали врачи после моего рождения. В ногах сильная тяжесть, особенно ниже колен. Зову несколько раз Таню. Она подходит ко мне и мне становится спокойнее. Мне очень хочется, чтобы она положила свои руки на мои онемевшие, похолодевшие сведенные руки. Она это делает и я ощущаю ее руки, как будто бы это руки моей мамы. Через некоторое время я прошу убрать ее руки. Сводит челюсть и летит слюна. Мне неприятно, что кто-либо видит меня, утираюсь то ладонью, то рукавом, но затем думаю, что мне надо и через это пройти. Подступает к горлу удушье, я тянусь руками к горлу, усиливая процесс, хотя это дается очень сложно. Мне очень-очень плохо, захлестывают негативные эмоции – сейчас уже не могу вспомнить какие, лицо искажается болью и ужасом… Продолжаю дышать…
Руки почти совсем отпустило и я естественным образом начинаю дышать активней.

Я, по всей видимости, оказываюсь в биографическом слое.
Ощущение сильно спелёнутых рук, меня довольно таки болезненно дергают за пальцы ног и бьют по щекам, помню, как мама рассказывала мне, что я плохо сосала молоко и врачи проделывают это со мной, чтобы разбудить меня и чтобы я ела. А сейчас я уже 2 недели худею, есть между всем этим какая-то связь. (Вечером, вспоминаю, что я родилась со сломанной левой ключицей, а созвонившись с мамой, узнаю, что меня действительно сильно спеленывали, чтобы не двигала поврежденной ручкой, не приносили к ней 2-ое суток после родов и она рыдала от этого и от того, что меня кормят уколами глюкозы в голову. Мне, видимо очень не хватало материнского тепла в первые дни после рождения и поэтому так хотелось ощутить прикосновение ее рук (в данном случае Таниных).

Затем я оказываюсь в ванной комнате в старой квартире, куда меня принесли после роддома. Родители не успели купить кроватку и я какое-то время сплю в ванне. Вижу явственно газовую колонку, белые стенки ванной и тесноту помещения. Заходит мама и родная сестра моей бабушки – тетя Лёля. Как только она увидела меня с ее уст срывается, ранее слышанная мной от мамы, фраза: «Какая страшненькая!» И тут я понимаю, что в своей жизни потратила колоссальное количество энергии, чтобы доказать обратное. Меня поражает этот новый взгляд на то, почему я так (с особой страстью желая нравится) вела себя с мужчинами – и перед женщинами. Затем ощущаю жар между ног.

Музыка затихает, я начинаю дышать в своем обычном ритме. Отходняк менее длительный чем вчера, но по ощущениям в теле такой же. Вспоминаю, как мама накануне родов бежит домой с работы по мостику через Фонтанку по Московскому проспекту, как она понимает, что ей скоро рожать, а мой папа в командировке и чувствую ее переживания по этому поводу – я вижу это все и ее глазами и своими, как бы изнутри.

Ночью спала неплохо, несколько раз просыпалась, но сразу же засыпала.