Мой первый опыт дыхания

23 октября 2007 года.

Сегодня вечером должно произойти ЭТО. Что именно это будет ? пока не знаю, в связи с чем жутко волнуюсь. Но деньги уже заплачены, в борьбе между нежеланием их потерять и страхом перед неизвестностью побеждает первое.

И я иду в Cанкт-петербургскую школу дыхания. Сначала знакомство, потом рассказывают теорию. Сегодня будет ребефинг. Потом небольшой перерыв, и ? началось. Музыка. Я лежу. Дышу, как учили ? сильный глубокий вдох, глубокий выдох, и так все время, без остановки. Глаза закрыты. Звучит музыка, иногда она прерывается и я слышу очень активное дыхание, оно тоже записано на диск, потом опять музыка. Рядом «пыхтят» Света, Джимми. Я ловлю себя на мысли, что они-то дышат правильно, как надо, а я, кажется, дышу неправильно. Начинают неметь руки, ноги. Вспоминаю слова Ма о том, что что бы ни происходило с телом в процессе дыхания ? это нормально. Дышу дальше. Сколько уже прошло времени ? непонятно. Такое впечатление, что я вне реальности, вроде бы и здесь, даже слышу музыку, а вроде и нет. Закружилась голова. Ой, что это? Меня качает, ощущения такие же, как будто плывешь в лодке по озеру. Потом приходит мысль, что это, наверное, я, но еще не родившаяся, в мамином животе. И откуда-то появляется мысль, что меня не любят. Я плачу. Постепенно успокаиваюсь. Дышу очень глубоко и медленно. Наверное, это не по правилам дыхания, но мне уже все равно. Я вся там, в своих переживаниях. С удивлением обнаруживаю, что мое тело в это время живет своей жизнью. Начинают трястись плечи. Я пробую их успокоить, но как-то не получается. Потом и это проходит. Подрагивают руки, ноги. Потом тело успокаивается. И мне становится страшно. Кажется, что вот сейчас я умру. Страх становится все сильнее. Вдруг я вижу небо. Красивое темно-синее небо и много-много звезд. И я там. Не как человек, а как что-то нематериальное. И голос внутри меня говорит: «Вот там твоя звезда». Что было дальше ? не помню. Музыка стихла. Я слышу голос Ма. Она меня зовет пить чай. Процесс закончился.

P. S. Не знаю, что там во мне поменялось во время этой практики, но, придя домой, я услышала от семнадцатилетнего сына фразу, обращенную ко мне: «Раньше я с тобой разговаривал, как с дурой, а теперь, видимо, придется разговаривать как с умным человеком».