Холотроп в Ашраме

Цель-продышать наши отношения с Ваней. Ситтер Ваня.
Дышу глубоко. На глазах повязка. Ваня поддыхивает рядом. Ощущаю его энергетику всем телом. Хочу и собираюсь дышать максимально глубоко, на все, на что способна. Немеют, дергаются ноги. Хочется давления на грудь. Я кладу туда Ванину руку, он давит. Хочу еще большего давления, он давит изо всей силы, обеими руками. Дышу через силу. Чувствую, что мне это надо. Через это давление как будто что-то выходит. Дышать становится нечем. Я умираю. Я согласна и готова умереть. Я умираю. Та, которая была. Поднимаю Ванины руки к шее. Мне хочется, чтобы меня душили. И в районе гланд он меня начинает душить.

Я задыхаюсь, рычу, уворачиваюсь, но его руки меня догоняют и продолжают душить. Через некоторое время отпускает. Повязка с глаз сползла. Ваня ею мне закрывает рот. Повязка от слюней намокла, дышать через нее трудно. Я пытаюсь ее убрать руками ото рта - Ваня не дает мне это сделать. Запихивает мне кляп из повязки в рот. Я понимаю, что это означает. То, что я своими разговорами забалтываю свои истинные чувства по отношению к нему. Больше не убираю повязку со рта. Кто же это сидит со мной рядом?

Я знаю-это мой папа. Да, это он. Я так хочу, чтобы он меня любил! Заботился, проявлял свои чувства по отношению ко мне. Я всю свою жизнь была готова принять его любовь. Я ждала ее и надеялась. А он был отстранен и сух. Ему было не до любви. Ему было удобно с мамой. Ему было удобно самому с собой. А я мечтала о ТЕПЛЕ, которого не было. С раннего детства у меня было навязанное мамой чувство по отношению к отцу, что он виноват передо мной и что он мне должен. Ощущаю себя маленькой девочкой, лежу в кроватке. И вот папа подходит и то ли он меня укрыл не так, то ли платок этот мне зачем-то положил на лицо. И мне нечем дышать и вообще все плохо. И во всем виноват мой папа. Виноват ли? Негативные эмоции сменяются очень теплыми чувствами к папе. Я понимаю, что он ни в чем не виноват передо мной. Он любил, как умел и любит до сих пор. И я говорю ему "Я отпускаю тебя, папа". При этой мысли меня пронзает очень сильная острая резкая боль в желудке.

Начинаю опять глубоко дышать. Горько плачу. Перестаю и опять дышу. Помогает то, что Ваня время от времени начинает сильно дышать рядом со мной. Потом я опускаюсь все ниже и ниже и оказываюсь в глубокой черной яме. И понимаю, что мне отуда не выбраться. Я хочу выбраться и с отчаянием понимаю, что никак. С чего же начать выбираться-думаю я. С ног. Следующая почему-то голова. Потом вижу звездное небо и глаз. Сначала человеческий перевернутый, потом обезьяний. А потом я попадаю куда-то дальше или глубже. Без картинок и без звуков. Я почти не дышу, внутри меня ощущение покоя и рая. Кажется, что это длится долго, очень долго, целую вечность. Я решаю завершить процесс и выхожу из него.

 

Автор отчета: