Холотроп АВС

10 декабря 2006 г . Челябинск. Тренинг по современным дыхательным психотехникам в рамках Курсов повышения квалификации психологов-практиков. Занятие №3.

Стиль дыхания. Холотроп с ситтером.

Формат. Лежа под музыку, с повязкой на глазах.

ОПИСАНИЕ ПРОЦЕССА

· Начал дышать. Интенсивно, бурно. (Помогало осознание, что я инструктор, и демонстрирую группе параллельно со своим процессом правильную технику и предъявимые результаты.)

· Быстро появилась боль и мышечный спазм чуть ниже солнечного сплетения. Мелькнула мысль, что не смогу это преодолеть. И придется имитировать процесс и подгонять результаты под мой статус инструктора. Продолжал дышать. Появилась легкая тошнота. Вспомнил, как занимался легкой атлетикой и не мог бегать кросс 10 км в том темпе, в каком бегала группа. Я тогда все время отставал, останавливался, ругал и не любил себя за это, но ничего не мог с собой поделать. Возникло чувство беспомощности, в теле ощущение липкости. Вспомнил принцип Холотропа «усиление». Начал концентрироваться на ощущении в животе и усиливать мышечное напряжение. Появились спазматические движения. Дал понять ситтеру, чтобы он мне встал на живот ногами. Он встал. Я продолжал дышать. Спазмы усилились, но страх, что я не справлюсь, прошел.

· Ситтер не удержался и, потеряв равновесие, оперся рукой мне о живот. Возникла связь с ним через его руку. Продолжал дышать, прижимая руку ситтера к своему животу. Возникло чувство соединения через эту руку. Появился образ пуповины и страх, что эта связь сейчас разорвется. Усилились движения, ноги в коленях согнулись, получилась поза эмбриона. Одновременно возник дискомфорт – неудобно держать ноги на весу, хотелось их на что-то положить. Возник образ желаемой позы – ноги, согнутые в коленях, перекинутые через руку ситтера. Одновременно пришла мысль, что это невозможно сделать, не разрывая наш контакт через ее руку с моим животом. Усилил движения. Через какое-то время одна нога оказалась в желаемом положении. Пришла мысль, что вторую-то уж точно невозможно перекинуть из той позы, в которой мы были. (После процесса реконструировал эту позу – действительно это практически невозможно.) Пришла мысль, что я могу сам выбирать оценку вероятности «возможно-невозможно». Решил выбрать контекст, что возможно все. Еще усилил движения, частично хаотично, частично в направлении желаемой позы. Появились звуки. Через некоторое время желаемое положение получилось – я на спине в позе эмбриона, ноги переброшены через руку ситтера. Более того, ситтер перебросил одну мою ногу через свое плечо (удобнее даже, чем я хотел), мне стало очень комфортно и спокойно.

· Через какое-то время я обнаружил, что двигаюсь, но очень мягко. Пришли мысли: «Мягкие роды. Третья матрица может быть не травматичной для меня и для окружающих, оставаясь при этом целенаправленной». Возник образ и ощущение, что я частично двигаюсь сам, а частично мир двигается сквозь меня, и в результате сложения этих двух векторов я продвигаюсь легко и быстро. Движения прекратились. Появилось легкое сексуальное возбуждение, скорее даже не возбуждение, а истома. Возникло понимание концепции Ошо «долинный оргазм». Понял, что тем, кто не освоил обычный третьематричный бурный секс, эта концепция будет не очень понятна и близка. Захотелось поэкспериментировать в этом направлении (дозрел).

· Через некоторое время обнаружил, что оказался в положении лежа на спине. Захотелось закончить на этом. Ситтер побуждал продолжать интенсивное дыхание. Усилил дыхание. Заметил, что руки поднимаются через стороны в «позу Христа». Появилась боль в напряженных руках, слезы на глазах, но при этом было чувство правильности происходящего и удовлетворения. Возникло ощущение, что я на высоте, очень ярко увидел толпу людей внизу. Размытые головы и лица где-то далеко внизу, марево, красновато-коричневатые цвета, пыль. Появилось чувство жалости и сострадания к этим людям, собственная боль не исчезла, но стала пульсирующей и менее значимой.

· Услышал голос ситтера «Дыши, дыши!». Усилил дыхание. Появились движения руками. Правая рука коснулась ножки стула. Холодная, гладкая. Рука очень крепко обхватила ножку и попыталась поднять. Тяжесть. Возник образ оружия (меча или копья). Слабость в теле, отчаяние, но при этом уверенность, что я не выпущу из рук свое оружие – не сдамся. Возник образ умирающего воина. В голове рефрен «Я не сдамся!» Резкое спазматическое движение, и, не выпуская ножки из руки, я сел, опираясь о ситера. Появилось ощущения скачки на коне с оружием в руках и соответствующий образ. Покачивания в такт дыханию. Клонит то в одну сторону, то в другую. Переживание и образ, что слабость от раны усиливается, но скачка продолжается. Потом что-то происходит, и я понимаю, что все: можно уже не бороться – я выполнил то, что намеревался. Каким-то образом оказываюсь лежащим на спине, пальцы разжимаются, и приходит ясное понимание, что я умираю. Я затихаю, дыхание замедляется. В этот момент ситтер снова побуждает меня дышать. Рациональной частью сознания понимаю, что это был трансперсональный слой сознания, а перед этим были архитепический (Христос) и перинатальный. И вроде можно расслабиться. Но помню, что есть и более глубокие слои, а я в них еще не был. Опять же формат - дышать, пока играет музыка, а я Инструктор. Опираюсь на эти мысли и начинаю дышать. Чувство «умирания» усиливается.

· Накатывает переживание угасания сознания – исчезновения моей личности, самости. Перед глазами нависают черные тени. Я перестаю понимать, что идет процесс, все «по настоящему». Охватывает страх. Зал с дышащими исчезает – я умираю «по настоящему». Тени сгущаются, меня обступают какие-то фигуры. Страх переходит в ужас. Нахожу в себе мысли: «Умереть можно правильно, как описано в Тибетской книге мертвых. Главное не забыть себя, не забыть, что я умираю, главное не напугаться». Опираюсь на эти мысли. Ищу в себе интерес. Говорю, что все эти образы – это порождение моего сознания. Какие образы захочу, такие и создам. (Это было самое драматическое для меня переживание за весь процесс). И вдруг обнаруживаю себя сохранившим свое самосознание, но при этом вышедшим за пределы чувственного мира. Приходит понимание, что смерть – это очередной переход, что это 4-е рождение, если считать от биологического (1 - биологическое, 2 - социальное, 3 - духовное). Но 4-е рождение возможно не для всех, а только для тех, кто смог пройти 3-е рождение – духовное. И мысль, что смерти нет. И мысль, что все очень просто. Возник бурный смех, хохот. Он продолжался минут 5-7. И радость от этого понимания. И облегчение освобождения от страха смерти. Даже не страха, а нелюбви, неинтереса к ней.

· Постепенно смех прекратился. Еще несколько раз были вспышки хохота, но потом пришло спокойствие и отстраненность. Исчезло ощущение тела. Возникло удивительное чувство, что с моим переходом за грань смерти, все, что я воспринимал буквально секунды назад, исчезло. Этого нет и никогда не было. В этот момент не воспринималось ничего из происходящего в зале. Оставалась лишь память о том, что это когда-то было. Даже точнее, что это могло бы быть, если бы я захотел – одна из возможностей. Сложноформулируемое переживание «Ничего нет, кроме меня. Из себя я могу создать все, что угодно. Могу и не создавать, а пребывать в том состоянии, как сейчас». И вопрос: «А что дальше? Вот я могу сделать все, что угодно. А могу и не делать. Что дальше?!!» И пришла мысль, что я выбираю: 1) Существовать, 2) Осознавать себя («Я есмь!»); 3) Чтобы был мир форм; 4) Чтобы были люди. 5) Чтобы это были эти конкретные люди, которые сейчас в зале. И фактически по мере поступления все эти мысли мгновенно материализовывались. Я начинал воспринимать все, о чем только успевал подумать, как «реально существующее».

· И в этот момент снова хохот охватил меня. Радостный заливистый смех, который продолжался дольше, чем в первый раз. В какой-то момент я обнаружил, что мои ноги закинуты на стул, ножку которого я сжимал «когда был воином». А верхняя часть тела лежит на коленях у ситтера. И я не касаюсь земли, а нахожусь в воздухе. А поскольку и ситтер раскачивается и стул раскачивается, мое тело совершает в пространстве колебательные движения. Возникло убедительнейшее ощущение, что я лечу. Кайф от этого, радость, интерес. Что-то детское. «Времени нет, я так могу летать вечно. Да я и летаю вечно». Но в какой-то момент я коснулся ягодицами пола и в моем сознании помимо бесконечного пространства появилась земля – «твердь». Мне это понравилось – большее разнообразие. И Я постепенно сполз со стула на пол, оставаясь плечами на коленях у ситтера. Все это время ощущение течения времени отсутствовало. (В процессе написания этого отчета неожиданно пришла ассоциация, что мой полет и последующее приземление – это отражение идеи воплощения души в материальный мир. М.б. потому, что я помнил, что следующая часть моего процесса была снова связана с перинатальной динамикой.)

· Возникло чувство любви и сострадания к людям (которые появились – я сам их создал для себя). Вспомнил свой инсайд про Глобальное просветление (моя цель жизни и т.д.). Дыхание замедлилось. Пришло умиротворение и блаженство. В этот момент ситтер снова стал побуждать меня к дыханию. Пришла мысль, почему бы и нет. Я могу помочь ей в ее процессе ситтерства, я могу помочь прямо здесь и сейчас этому человеку приблизиться к тому самому глобальному просветлению. И еще пришло желание проверить свое текущее «просветленное» состояние. «Действительно ли я смогу дышать по собственному выбору? Дышать из состояния, что я уже все имею, что мне хотелось бы. Дышать, потому что я выбрал дышать.» И я снова начал дышать - очень интенсивно и глубоко, но очень свободно и расслабленно. Возникли движения, и я пополз под ситтера – между его коленей. И вдруг обрушилось понимание, что я снова рождаюсь, но уже по собственному выбору. Рождаюсь, чтобы помочь людям, в частности своему ситтеру. Возникла мысль «Это 5-е рождение – рождение по моему выбору, осознанное рождение». Вспомнил тибетскую концепцию ринпоче – людей пришедших в проявленный мир сознательно. И повторяя в одном и том же процессе свое рождение, я многое сделал по-другому. Например, лифчик ситтера, который давил мне на грудь в начале процесса, и с которым я ничего не мог сделать. В этот раз я спокойно, поточно, но в то же время с некоторым озорством и игривостью (божественная игра) расстегнул этот лифчик. И одновременно расстегнул лифчик своей первой девушки и все лифчики всех девушек своей личной истории, которые хотел расстегнуть и боялся это сделать. В этот момент ситтер лежала на мне, и у нас возникло дыхание «рот в рот». Ситтер периодически пыталась отвернуться, а мне очень хотелось продолжать так дышать. И я мягко, но настойчиво пытался восстановить это дыхание. Причем поток воздуха ощущался мною как что-то материальное, и возникла ассоциация с соском матери, который я ищу, но она периодически его отнимает. Не было злости или обиды на мать и, соответственно, на ситтера. Было понимание и сострадание, что они не могут по-другому. И я искал способ найти с нею (с ними?) гармоничный контакт.

· В какой-то момент ситтер стала меня подтормаживать «успокаивайся, успокаивайся». «Хорошо» - ответил я ей ясным голосом. Я постепенно замедлил дыхание и перевернулся на бок. Она спросила, что я собираюсь делать. Я ответил «продолжать вести занятие». И оставаясь в том же состоянии, я дал другим парам инструкции по рефлексии процесса. Причем и речь, и открытые глаза совершенно не изменили моего состояния. Речь была очень внятной, членораздельной. Движения уверенные. Но чувства гармонии и принятия всех этих людей никуда не делись.

· Поскольку большинство пар закончили процесс раньше меня и уже поделились друг с другом своими результатами, я предложил желающим послушать мой шеринг. Мой ситтер не возражал, и я рассказал про свой процесс. Заметил, что очень ясно помню его от начала и до конца. Включая те эпизоды, которые происходили на внешнем плане. Мой рассказ практически с точностью совпал с тем, как мой процесс воспринимал мой ситтер. Рассказ получился образным, эмоциональным, но, что интересно, состояние не менялось. Т.е. было чувство, что все переживания, которые были в процессе, включены в мое текущее состояние.

· После процесса я понял, что глубина погружения и одновременно ясность осознания пространства, в котором находилось мое тело, были максимальными в моей практике. В процессе рассказа я воспринимал Мир (и соответственно его описывал в словах) не как мой внешний и мой внутренний, а как один. Но поскольку я воспринимаю его разными частями сознания (как, например, через зрение и через слух), то возникает иллюзия, что мира два (внешний и внутренний). И возникло понимание, что просветление – это и есть соединение своего восприятия в одно. Окончательное просветление – это интеграция двух самых крупных частей моего сознания (одна часть «Я», и вторая часть «Не Я»).

· Пишу этот отчет через 5 дней после процесса. И ясно все помню. Конечно, состояния уже не такие, как в процессе, но фактологически все помнится очень ярко и отчетливо. Есть разочарование от ускользания тех состояний. Однако помню идею, пришедшую после процесса, что, действуя из тех состояний (ставя цели и достигая их), эти состояния можно вернуть, причем уже в более стабильном виде.