Актуальная бесконечность

Парадоксы бесконечного и Основания Трансперсональной Психологии

Парадоксы в той или иной форме затрагивают основания почти всех теорий пространства, времени и бесконечности

Б. Рассел

СУТЬ: В поисках решения задачи определения предмета исследования трансперсональной психологии, порожденной отсутствием признанных границ психического мира человека, мы, обратились к исследованию парадоксов бесконечного из философии, математики и Юнгианской теории. Оказалось, что понятие «актуальной бесконечности» переоткрытое Георгом Кантором в конце XIX столетия открывает новые перспективы в решении проблем психологии. Это позволило нам разрешить вопрос о принципиальной познаваемости психики, то есть о возможности завершения процесса познания человеком самого себя. Подобное решение может заложить новые основания Трансперсональной Психологии.

Ключевые слова: трансперсональная психология, предмет исследования психологии, бесконечность, актуальная бесконечность, познаваемость

ЗАВЯЗКА:

«Психология всегда испытывала немалые трудности в определении своего предмета, они существуют и по сей день» - пишет Н.И. Чуприкова, доктор психологических наук, главный научный сотрудник Психологического института РАО [1].

Трансперсональная Психология, родившись в середине 60-ых годов XX века, стала надстраивать свою научную базу над классической психологией, сделав предметом своего исследования измененные состояния сознания (ИСС) и пиковые переживания:

Об этом, например, пишет Гленн Хартелиус в своем исследовании посвященном определениям трансперсональной психологии: «В своем первом, основном варианте определений «за пределами эго», «трансперсональная» психология начинается там, где стандартная психология кончается.  Это создает две психологии: одна – для эго и его патологий, и другая для того, что лежит за его (эго) пределами.» [2]

Впоследствии предмет исследования Трансперсональной Психологии расширяется до психического мира человека целиком, то есть как его личности, так и надличностных слоев сознания. Это тщательно обосновывается в исследовании Гленна Хартелиуса, Марианны Каплан и Мери-Энн Радин, которые анализируя более 200 определений трансперсональной психологии делают вывод о том, что в период с 1969 по 2003г акцент исследований в этой области знания сместился с ИСС, на психологию трансформации, которая изучает и культивирует трансформацию общества и индивида в целом.[2]

Тем не менее, такое изменение границ предмета исследования трансперсональной психологии, не решает проблему определения границ психического, а скорее наоборот усложняет эту проблему, поскольку, исследование психического мира выходит далеко за границы отдельного индивидуума.

В этой статье мы попробуем атаковать проблему предмета исследования трансперсональной психологии с помощью исторического анализа понятия бесконечность. И оперевшись на бесконечность, как качество психики, предпримем попытку решить вопрос о возможности завершения процесса познания человеком самого себя.

ВЯЗЬ:

«С давних пор никакой другой вопрос так глубоко не волновал человеческую мысль, как вопрос о бесконечном; бесконечное действовало на разум столь же побуждающе и плодотворно, как едва ли действовала какая-либо другая идея;» - сказал Давид Гилберт, известнейший математик, в 1925г. на съезде математиков.

На протяжении веков философы, математики, физики и многие другие ученые ломали копья в поисках правильного понимания и использования понятия бесконечность.

 Психология – молодая наука, тем не менее, и в психологии, Карл Густав Юнг стал одним из первых западных психологов, кто заявил, что психический мир человека не имеет очевидных границ и обладает свойством бесконечности, вмещающей в себя, коллективное бессознательное всего человечества и в пределе весь мир.

Об этом говорили и до рождения психологии, многие мистики:

«…. в глубине тебя есть корень, из которого произрастают все твои способности, подобно линиям, расходящимся из центральной точки, или ветвям на стволе дерева. Этот корень называется центром, или дном души. Этот корень является единством, вечностью – я чуть было не сказал бесконечностью – твоей души: ибо она настолько бесконечна, что удовлетворить ее или дать ей покой может только бесконечность Бога» - Вильям Ло.

Но, Юнг не просто заявил о бесконечности, как качестве психического. Это качество стало определяющим для его моделей психики человека: он использовал образ уробороса, как метафору психического мира человека.

Уроборос мифологический мировой змей, обвивающий кольцом Землю, ухватив себя за хвост. Считался символом бесконечного возрождения, преходящей природы вещей, одним из первых символов бесконечности в истории человечества. Уроборос также является символом самореференции, цикличности, подобно фениксу, а также идеи первоначального единства.

С помощью Уробороса Юнг иллюстрировал процесс индивидуации[1]  человека, в котором человек  «как бы» заглатывает сам себя, то есть – само-постигает, само-втягивает свое бесконечное бессознательное.

При этом, на взгляд Юнга процесс индивидуации, будучи очень важным процессом для человека, тем не менее никогда не может полностью завершится. Это и обозначает символ Уробороса. Уроборос находиться в процессе само-проглатывания, который никогда не завершается.

«Сущность индивидуации состоит в достижении личностного слияния коллективного и универсального с одной стороны и с другой стороны уникального и индивидуального. Это процесс, а не состояние; если исключить возможность рассмотрения смерти как конечной цели, индивидуация никогда не завершается и остается идеальным понятием.» [5]

То есть, с одной стороны Юнг ввел в психологию качество бесконечности психического мира человека:

"Теоретически поле сознания ничем нельзя ограничить, поскольку его можно расширять до неопределенно высокого уровня.» [4]

с другой стороны остановился на том, что эта бесконечность никогда полностью не познаваема:

«Если же мы вернемся к проблеме индивидуации, то увидим, что перед нами встала совершенно невероятная задача: психика состоит из двух неконгруэнтных половин, которые вместе, видимо, образуют нечто целое. Обычно мы склонны думать, что Я-сознание способно ассимилировать бессознательное, и мы, по крайней мере, надеемся, что такое решение возможно. Но, к несчастью, бессознательное действительно является не-сознаваемым, т. е. Его нельзя познать. И как можно ассимилировать что-то неизвестное?».[6]

Описав психику таким образом, Юнг очень близко подошел к проблеме, которую рассматривал еще Аристотель, размышляя о бесконечности. Аристотель различил два типа бесконечности: потенциальную и актуальную (действительную).

Аристотель признавал существование только потенциальной бесконечности, возможности безграничного изменения (например бесконечного прибавления единицы к любому числу, на чем основан натуральный числовой ряд: 1,2,3,4...).

«… Всегда возможно придумать большее число, потому что количество частей, на которые можно разделить отрезок, не имеет предела. Поэтому бесконечность потенциальна, никогда не действительна; какое бы число делений ни задали, всегда потенциально можно поделить на большее число.» [3]

О «актуальной бесконечности» в отличии от «потенциальной» говорят когда бесконечное множество рассматривается как нечто целое, актуально данное, не связанное ни с каким процессом, как, например, в случае, если мы рассматриваем бесконечное множество как нечто целое, актуально данное, например, множество всех натуральных чисел или когда мы рассматриваем завершенный результат бесконечного деления отрезка на более мелкие части.

Аристотель как отмечено выше отрицал существование актуальной бесконечности. По Аристотелю бесконечность всегда потенциальна, и никогда не может быть актуальна[2], то есть завершена, то есть дана нам в целостности.

Практически также,  как мы рассмотрели выше, Юнг относится к психическому.

То есть, Уроборос у Юнга выражает еще и непознаваемость психики, ведь он постоянно захватывает себя, и этот процесс никогда не кончается. И это не просто красивая метафора, как следует из приводимой нами цитаты, это сознательное отношение Юнга к психическому мира человека.

То есть подобно Аристотелю, Юнг отвечает на вопрос о завершенности процесса само-постижения – нет, завершенность познания психического мира невозможна!

Трансперсональные психологи считают Юнга одним из своих предшественников. Возможно, именно от Юнга точка зрения, о принципиальной непознаваемости психики перешла к трансперсональным психологам, которые тоже смотрят на психический мир, как на бесконечный:

«Мы не можем измерить подлинную реальность; на самом деле сама суть реальности – в ее неизмеримости».[7,20] – пишет Станислав Гроф в своей работе « Холотропное Сознание.»

«Мы можем прилагать любые усилия, описывая объекты, сущности или события, но в конечном итоге должны признать, что все они происходят от неопределяемого и непознаваемого целого.»  [7,19]

И дело, пожалуй, даже не в текстах, а в том, что за этими текстами лежит отсутствие представления об идеальной форме завершенного процесса самопознания. И, как следствие, устремленности  к идеалу. Во множестве трансперсональных подходов, например, в процесс-ориентированной терапии, в холотропной терапии и во многих других, пропагандируется идея о вечном самосовершенствовании, результат которого никогда полностью недостижим.

РАЗВЯЗКА:

Но является  ли эта позиция – верной?

Основание для того, чтобы усомниться в правильности этой позиции появилось еще в античности:

Две тысячи с лишним лет назад Зенон из Элеи, создал парадокс, который дошел до наших дней, как Парадокс Ахилла и Черепахи. Согласно этому парадоксу, если Ахилл и черепаха начнут соревноваться наперегонки, и при этом Ахилл даст черепахе хоть какую-нибудь фору, то Ахилл, каким бы быстроногим он не был, никогда не обгонит черепаху.

При этом, Зенон рассуждал так:

Они стартуют одновременно, но в тот момент, когда Ахилл прибежит к тому месту где была черепаха, она уже уползет дальше, когда же он прибежит на новое место, она уползет еще дальше…

Таким образом, этот процесс будет продолжаться бесконечно долго, и Ахилл никогда не догонит и тем более не обгонит черепаху.

С точки зрения формальной логики рассуждения Зенона были безупречны, хотя на физическом опыте люди многократно убеждались, что Ахилл обгоняет черепаху.

На протяжении нескольких тысячелетий над разрешением парадокса Зенона бились лучшие умы человечества.

Есть решения, которые дали математики, но не все они принимаются философами. Да, в физическом мире Ахилл догоняет черепаху, но это не отменяет парадокс. Парадокс является следствием рассуждений, а вот где загвоздка в рассуждениях, если они точны с точки зрения формальной логики? На этот вопрос нет общепринятого мнения ученых.

Рассматривая глубже логику Зенона, мы можем увидеть, что сутью его парадокса является то, что, чтобы догнать черепаху, Ахилл должен пробежать бесконечное множество "точек", которые до тех пор занимала черепаха.

А раз их бесконечное множество, то человек, как правило, не может помыслить, что движение, представимое, как бесконечная последовательность шагов может когда-нибудь завершиться, ведь за каждым шагом, следует следующий. И в этом собственно и состоит парадокс – в ограничении нашего мышления. То есть в том, что наше мышление, сначала абстрагировавшись от реальности, и представив ее как совокупность бесконечно малых математических точек, не может вернутся к реальности при размышлении над понятием бесконечности. Почему-то считая не-охватным понятие бесконечности, то есть незавершенной подобную бесконечную совокупность.  И парадоксы Зенона, таким образом, демонстрируют ограничения нашего мышления.

Вот что пишут по данному поводу Д. Гильберт и П. Бернайс:

“Обычно этот парадокс (парадокс Ахилла и черепахи) пытаются обойти рассуждением о том, что сумма бесконечного числа этих временных интервалов все-таки сходится и, таким образом, дает конечный промежуток времени. Однако это рассуждение абсолютно не затрагивает один существенно парадоксальный момент, а именно парадокс, заключающийся в том, что некая бесконечная последовательность следующих друг за другом событий, последовательность, завершаемость которой мы не можем себе даже представить (не только физически, но хотя бы в принципе), на самом деле все-таки должна завершиться” [8, 40].

Древние греки тем более не могли себе представить завершенную бесконечную совокупность. Поэтому вывод Зенона о том, что движение из-за необходимости “пересчитать” бесконечное число точек не может закончиться, еще тогда произвел большое впечатление. Принципиальная не-завершаемость данной последовательности заключается в том, что в ней отсутствует последний элемент.

«Своими парадоксами Зенон вскрыл противоречия, в которые впадает мышление при попытке постигнуть бесконечное в понятиях. Его апории - это первые парадоксы, возникшие в связи с понятием бесконечного.»  – [9, 48]

Как мы уже упоминали, психическое с точки зрения трансперсональной психологии тоже обладает качеством бесконечного. И таким образом, возможно, Юнг, размышляя о психике, как о непознаваемой, совершает ту же ошибку, что и черепаха в своих рассуждениях в парадоксе Зенона, то есть предполагая, что человеку, чтобы познать себя необходимо сделать бесконечное число шагов, а раз так – этот процесс никогда не завершится.

И если с парадоксом Зенона мы по крайней мере имеем физический мир, чтобы проверить – догонит Ахилл черепаху или нет, то, с психикой еще сложнее. Ее в физическом мире, как проявленную реальность мы не имеем. И проверить, прав ли Юнг, утверждая непознаваемость души, поэтому, еще сложнее.

И тогда можно предположить, что психика человека все-таки может быть познана целиком, охвачена целиком?

Ведь от этого вопроса, по сути зависит смысл человеческой жизни: или человек может достичь целостности и реализовать свою миссию полностью, или он, как Ахилл, постоянно находится в погоне за черепахой, но никогда не догонит ее, и тогда, спрашивается – а зачем вообще бежать? То есть, зачем вообще жить, если…. нет у моей жизни смысла, который я могу завершить целиком, а могу только бесконечно гнаться за ним, и никогда не смогу догнать?

Как же разобраться в этом вопросе? Может быть если мы сможем как-то проверить – познаваема (интегрируема) психика человека или нет – это даст нам истинный ответ?

Вопрос проверяемости восходит к картине мира. Если взять за основу материалистическую картину мира, то в ней, интегрируемость или не-интегрируемость есть объективное качество психики, и опорой для истины будет являться факт (то есть факт того, что Ахилл догнал черепаху дает возможность утверждать, что Ахилл может догнать черепаху).

Но в материалистической картине мира – человек конечен, также как и психика. Соответственно вопрос об интеграции психики уже разрешен – человек, также как и его психика  - не едины с миром и с коллективным бессознательным. То есть эта картина мира уже решает вопрос отрицательным образом.

И можно ли утверждать, что качество познаваемости психики - есть объективная реальность,  есть некое качество, не зависящее от субъекта? Может быть, поэтому и Юнг, и Гроф, одной ногой еще опираясь на материализм, утверждают непознаваемость психического мира?

А если мы оттолкнемся от материализма, взлетим над ним и предположим, что, познаваемость психики зависит от субъекта. Это – не объективное качество реальности, а это – возможность, которая, может быть, реализована субъектом, в том случае, если он ее примет, как реальность.

Ведь, с парадоксом Ахилла, мы знаем, что возможность догнать черепаху у него есть. И введение в рассуждение понятия бесконечности, совсем не лишает нас шанса на завершенность процесса психической или физической интеграции.

Как подтверждение этого – понятие актуальной бесконечности, которое появилось в конце ХIХ века, когда Георг Кантор создал теорию множеств и тем самым открыл, что бесконечность также может быть актуальна, то есть представлена здесь и сейчас. Заявив об актуальной бесконечности, Кантор, разрушил убеждение, царившее со времен Аристотеля, о том, что бесконечность может быть только потенциальна.

«Я говорю о множестве как о завершенном, — писал Кантор, — и такие множества, если они содержат бесконечно много элементов, я называю «трансфинитными»... Таким образом, множество должно мыслиться как единая вещь в себе, т. е. должна существовать возможность помыслить множество как актуально существующую целостность всех его элементов» - цитирует Кантора российский философ  Руслан Хазарзар. [10]

Если мы перенесем эту идею на человеческую психику, то мы получим, что для человека тоже существует возможность помыслить себя как целое, и пожалуй, даже не только помыслить, а пережить, принять, начать оперировать с собой, как с целым, при этом осознавая себя как актуальную бесконечность и имея доступ к любым слоям своего сознания. И реализация этой возможности зависит от его выбора.

Может быть именно это в древних традициях называется – Просветление, Освобождение, Совершенство….

Список литературы:

 

1 – ЧУПРИКОВА Н.И. Психика и предмет психологии в свете достижений современной нейронауки. Журнал Вопросы Психологии, N2, 2004.

2  - Transpersonal Psychology: Defining the Past, Divining the Future

Glenn Hartelius, Mariana Caplan, and Mary Anne Rardin. Humanistic Psychologist 35(2) 2007.

            3 – Аристотель. Физика III, 6.

            4 – Карл Густав Юнг. AION. Исследование феноменологии самости.// CW. Vol. 9, ii. P. 3

            5 – Самуэлс Э. «Юнг и постъюнгианцы». Глава: Самость и индивидуация.

            www.jungland.ru/node/1144

6 - К.Г. Юнг "Сознание, бессознательное и индивидуация" http://jungland.ru/node/741

7 – C. Гроф Холотропное сознание.Москва 2002, ACT

8 – Гильберт Д., Бернайс П. Основания математики. Логические исчисления и формализация арифметики. М., 1979. С. 40.

 9 - П.П. Гайденко История греческой философии в ее связи с наукой. Москва. URSS. 2012

10 – Руслан Хазарзар http://khazarzar.skeptik.net/books/kh/aporia.htm

11 - Юнг К.Г. «Отношения между Я (ЭГО) и Бессознательным. Вторая часть. Индивидуация. Функция Бессознательного»

 

[1] индивидуация – термином «индивидуация» Юнг обозначал процесс личностного развития. «Индивидуация означает становление «неделимым» и коль скоро «индивидуальность» заключает в себе нашу глубочайшую, крайнюю и бесподобную особенность, она также подразумевает становление человека самим собой. Поэтому, мы могли бы истолковать индивидуацию, как «путь к себе» или как «самоосуществление».» [11]

 

[2]  Когда говорят, что некоторая величина потенциально бесконечна, то имеется в виду, что она может быть неограниченно увеличена. Альтернативой является понятие актуальной бесконечности, которая означает, что рассматривается (как реально существующая) величина, не имеющая конечной меры. Пример: второй постулат Евклида утверждает не бесконечность длины прямой линии, а всего лишь то, что «прямую можно непрерывно продолжать». Это потенциальная бесконечность. Если же рассмотреть всю бесконечную прямую, то она даёт пример актуальной бесконечности. Аристотель пришел к выводу, что бесконечность никогда не может быть актуальна.